Наряду с трактовкой иконографических мотивов и тектонического строя храмов важным оказывается решение объемно-пространственной структуры храмов. В большинстве случаев новые церковные постройки следуют традиционным основам композиции храмов с ясной иерархией объемов и пространств, с полным соответствием структуры композиционных и сакральных доминант сооружения. Однако иногда важность такого соответствия не вполне улавливается, что в той или иной мере сказывается на облике храма.

В Вознесенском соборе Магнитогорска центральный неф сильно вынесен на запад, создавая очень высокую входную часть, конкурирующую с центрической структурой многоглавия основной части храма. В храме в честь Иконы Богоматери «Живоносный источник» в Бибиреве в Москве тоже сильно вынесена высокая входная часть. Но здесь, кроме того, конек фасада смещен с центральной оси, из-за чего западный фасад обрел асимметрию, динамическую устремленность к северу, минуя, игнорируя содержательную ось храма: вход — купол. В облике сооружения появилась неуравновешенность, что вступило в противоречие с сакральным содержанием храма. Из сказанного не следует, конечно, что в храме обязана присутствовать полная симметрия и статичность. Это не было обязательным в прошлом, этого нет и в некоторых современных примерах. Так, в уже упоминавшемся храме Преподобного Сергия на Средней Рогатке в Петербурге уравновешены разные по решению северный и южный фасады, а упоминавшееся ступенчатое повышение кровель на северном фасаде придает храму динамичность, не нарушая сбалансированности его форм.

Наряду с вопросами динамики, баланса, иерархии в композиции храмов очень важен характер взаимосвязанности входящих в него форм. В соборе Св. адмирала Феодора (Ушакова) в Саранске хотя весь собор и решен в единой ордерной стилистике, приближенной к классицизму, основной его объем оказался составленным из трех разнохарактерных ярусов. Они различаются масштабом и принципом проработки деталей, так что вместо органического целого получился коллаж на темы архитектурного ордера, по принципам компоновки приближающийся к китчу.

Если коллажность собора в Саранске вряд ли стали следствием специального замысла зодчего, то расчлененность целого на отдельные звенья в храме Святителя Николая в Отрадном в Москве была, очевидно, программна. Фасады этого пятиглавого храма традиционно решены тремя пряслами, каждое из которых венчается закомарой. Однако эти прясла не сливаются в единый фасад, а разделены на три отдельные плоскости, охваченные не соприкасающимися друг с другом арками. Это три отдельных фасадика с глубокими щелями между ними. Вместо органического целого перед нами сооружение, смонтированное из кубиков, механически составленное из элементов-заготовок. Это решение не случайно: колокольня храма тоже как бы составлена из кубиков. Видимо, перед нами опыт соединения традиционных иконографических архетипов с постмодернистскими чертами коллажности и монтажа. Надо, правда, заметить, что слабые стороны задуманной программы очевидны только при фронтальном восприятии фасадов, в раккурсных сокращениях расчлененность отдельных звеньев композиции перестает читаться и комплекс выглядит более органично.

Особняком в практике российского храмостроения стоит православный храм в честь иконы Божией Матери «Иверская», возведенный, правда, не в России, а в Паланге, но российским архитектором. С 1995 г. местный приход мог совершать службы в фойе местной русской школы. В 1999 г. благодаря настойчивости прихожан мэрия выделила для строительства небольшой участок. Местный предприниматель А. Попов, на средства которого был построен новый храм, так объяснил свое участие в храмоздательстве: «Единение — национальное и духовное — нам, живущим среди другого народа, насущно необходимо уже сегодня, если мы хотим сохранить для потомков язык и веру наших предков. Опыт русских и славянских общин показывает, что только там удается сберечь национальные традиции, где люди объединены вокруг православной церкви. Так что храмы нам нужны не во славу, а во спасение» .

Автор проекта — архитектор из Пензы Д. Борунов. Заказчиками проекта Па- лангского храма были о. Алексий, настоятель храма, и предприниматель А. Попов — люди, в прошлом плававшие на морских судах. Идея того, что в образе храма должен быть корабль, была сформулирована в задании. Для архитектора Д. Борунова она тоже не была чуждой, так как он прежде был связан с конструированием судов и подводных лодок. Архитектор утверждал, что «он продолжает строить корабли, только корабли спасения.. .»34 35.

Церковь в Паланге — одно из самых необычных произведений современного православного культового зодчества. Храм имеет компактный крестообразный план с трапезной и колокольней. Необычность планировочного и объемно-пространственного решения состоит в том, что колокольня и крестово-купольное завершение расположены под углом 45° к осям нижнего яруса храма. Но смещение осей не вызывает впечатления механического соединения разнохарактерных тем, впечатления коллажа. Щипцовое завершение нижнего яруса достаточно логично заполняет пространство между ветвями верхнего крестообразного объема, сложносоставная кровля нижнего яруса образует в целом ясную, достаточно простую конфигурацию. Получается, что верхняя часть здания вполне естественно вырастает из нижней. Современный прием смещения осей соединился с традиционной органичностью образа целого. Постройка имеет характерный для православных храмов высокий барабан с золотой шлемовидной главой.

По замыслу заказчика и архитектора двухъярусная колокольня с высоким шатром ассоциируется с носом корабля, а развернутое средокрестье символизирует движение. Круглые окна в закомарах развивают морскую тему, одновременно учитывая традиции местной архитектуры. Бело-голубое колористическое решение поддерживает морской колорит и при этом вписывается в рамки православной традиции. Кроме циркульных окон-иллюминаторов в верхнем ярусе, в решении фасадов используются традиционные арочные проемы и небольшие квадратные оконца. С востока здание завершается апсидой с золотой мозаикой. У людей, не знакомых с особенностью заказа, ассоциации с кораблем может не возникнуть, но не это главное. Главное в том, что вполне уместным для храма воспринимается сложное соединение традиционных по рисунку, но простых по пластике объемов, формирующих иерархически выстроенное целое.

Храм был построен в 2001 г. Газета «Клайпеда» писала: «На фоне заснеженной Паланги храм красив, как рождественский подарок». Местным жителям импонировало, что храм построен с учетом особенностей местной архитектуры, просматривающейся в его внешнем облике (перекличка с местной архитектурой создается щипцовыми покрытиями фасадов четверика, вполне традиционными и для некоторых русских школ зодчества). Отмечалась органичная связь постройки с приморским ландшафтом. Этот храм считается доказательством возможности сочетания православной традиции с местными условиями строительства и современными технологиями и материалами. В 2002 г. было совершено освящение этого храма во имя иконы Божией Матери «Иверская» в присутствии митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия.

Этот пример, как и предыдущие, показывает, как важна органическая связь всех компонентов объемно-пространственного решения храма, логика соподчинения его частей.