30 июня 1752 г. Покровское в полицейском отношении было присоединено к городу. Состояние усадьбы в этот период красноречиво описано архитектором Иваном Яковлевым, препроводившим в Петербург “План дворца каменнаго и при нем мыльни с покоями, состоящаго в селе Покровском”: “В оном дворце потолки и кровля, покрытые тесом, пришли в великую ветхость; и мыльню с покоями за немалою ветхостью надлежит перестроить; и дворец вновь покрыть не повелено ль будет для прочности железом; и сверх всей перестройки не повелено ль будет, что пристроить внов?” 9 Тогда же началось проектирование расширения дворца по замыслу Ф.Б. Растрелли. В связи с этим был составлен ряд фиксационных и проектных чертежей. Несколько листов с подписью “de R” хорошо знакомы исследователям 10.

Ф.Б. Растрелли писал в этой связи: “…Построил каменный дворец против большого сада. Это здание выстроено в деревне, называемой Покровское, резиденции государыни, когда она была принцессой. Здание имело два этажа и часовню, очень богато украшенную скульптурой, подобно всем апартаментам” 11. Как выяснил А. Успенский, проект не был осуществлен. Однако и в качестве замысла он представляет значительный интерес.

В 1742 г. существовала уже “новопостроенная” церковь в Покровском. На всех чертежах она представляла собой в плане прямоугольник с прямоугольной же апсидой и, видимо, колокольней меньшей ширины, нежели основная часть здания. В ГНИМА им. А.В. Щусева хранится лист, изображающий северный, западный фасады и план некоей церкви. На чертеже имеется экспликация: “Описание: а) план церкви; Ь) оная церковь по фасаде построена; с) кровле лантернин и главы вновь строится имеетъ; d) вход в церковь з двора бокового; е) вход в алтарь з двора; f) вход в церковь со стороны переднего двора”. Внизу значится: “Копировал и украшал ведомства Главной полицмейстерской канцелярии архитектурии ученик Василий Заболоцкий”. На обороте листа имеется надпись карандашом, скорее всего относящаяся к 1880 — 1890-м гг.: “План и фасады церкви в селе Покровском, апробованные в 1752 году” 12. Однако, поскольку в экспликации это не вполне завершенное здание изображено как каменное и не совпадает по плану с церковью Воскресения Христова, атрибуцию листа в качестве церкви в селе Покровское нельзя признать убедительной.

Важной частью ансамбля должен был стать большой Новый сад, продолжавший композицию Малого сада на другом берегу реки Рыбинки. В 1752 г. вышел указ об его устройстве “кругом церкви Воскресения Христова”. К “разведению” был послан садовник Филипп Пермяков. Вокруг сада повелели сделать забор “не решетчатый, а глухой, взяв для работы 1 000 человек из армейских батальонов” 13.

Сад в Покровском, один из лучших в Москве, изначально был задуман как утилитарный, в этом отношении продолжавший традицию допетровского времени. Принципы регулярности, как и во многих московских пригородных садах, воплощены с помощью плодовых посадок. Расположенный в виде прямоугольника с церковью в центре, сад пронизан расходящимися от овальной площадки вокруг церкви продольными и поперечными веерообразными аллеями. Внешний контур образован посадками “между берез барбарис” по продольным сторонам, а по коротким — “между берез шиповник”, за которым расположен второй ряд — “между берез вишневый шпалерник”. Поперечная ось сада обрамлена посадкой “между берез белая смородина”, а продольная — “между берез красная смородина”. Диагональные оси также обрамлены посадками “между берез кришберсен”, “между берез черная смородина”, “между берез красная малина”, “между берез белая малина”. Партеры были засажены грушами, яблонями, сливами, вишнями и орешником. Овал вокруг церкви засажен по абрису кустами разных видов между березами 14.

В 1760 г. Елизавета Петровна предприняла поиски проекта Растрелли и осведомилась, не были ли запасены в связи с ним строительные материалы? Однако, на том дело и остановилось 15.

Наступление екатерининской эпохи было ознаменовано новым пробуждением интереса к Покровскому. В ходе подготовки к коронации приводили в порядок дворцовые здания. К этому времени относится ряд приведенных ниже распоряжений, касающихся разных сторон архитектуры Покровского и в первую очередь увеселительной зоны, прилегавшей к церковной части Нового сада. Каменные покои было велено “как можно к будущей весне поправить”, а крышу над всем корпусом перекрыть заново. Конюшенный двор с сараями и жилыми покоями для размещения императорских лошадей отдали в ведомство придворной конюшенной канцелярии.

25 ноября 1762 г. вышел указ Екатерины II об устройстве Катальной горы. В соответствии с ним в Головинском доме императрице был “поднесен” план Покровского дворца, а также “при нем старому и новому саду для опробаций места горе”. Рассмотрев чертежи, Екатерина указала сделать эту гору “в новом саду, где удобнее… к масленице для катания”. Наблюдал за работами И.И. Бецкой. Проезд от Яузы к горе по обе стороны было велено “огородить как по берегу, так и вверх…, чтоб ниоткуда езды не было”. Интересно, что “при катальной горе за садом того дворца для лишнего увеселения” было указано “сделать в пристойных местах разных манеров качели, карасели и прочие увеселительные вещи, как в Царском Селе имеются; около той же горы место спланировать и учредить партеры, насадя разные плодоносные деревья. В покоях Покровского дворца иметь белиард со всеми принадлежностями, карты, шахматы, кости, ломберные столики и другие увеселительные потребности, как в Царском Селе.”