Корреа полагает, что развивающиеся страны не могут позволить себе расточать энергию на кондиционирование стеклянных башен. Необходимо регулировать микроклимат самой архитектурной формой. Он писал: «Архитектура как механизм манипуляции стихиями (поистине машина для жилья!) — великая задача и великая возможность для нашего третьего мира»65. «Манипуляция стихиями» стала исходной точкой сцепления между работами Корреа и традициями индийской национальной культуры.

В меле этих работ — комплекс дешевых жилищ в Ахмедабаде (1962), где очертание разреза с открытыми в интерьер наклонными покрытиями и перепадами высот побуждает движение воздуха и удаление его перегретых слоев. Работа этой «климатической машины» обеспечивается свободным «перетеканием» внутренних пространств, открытых к дворику; их расчленение достигается перепадами уровней. Принцип, извлеченный из национальных быто- зьа традиций, Корреа использовал для множества вариантов жилых построем Ряд их завершает 26-этажный дом -Канченджанга» в Бомбее i;1.970-1983). где в пределы вертикальной призмы «упакованы» жилища, климатиэация которых достигается перепадами уровней (каждое жилище организовано на трех) и соединением жилища с открытой террасой-садом двойной высоты. Ритм террас определил характерный рисунок объема.

В Хайдарабаде (1968) Корреа создал -климатическую машину» группы офисов соединив; трехэтажные модульные единицы крестообразных очертаний под общей крышей-навесом, включающей ажурные перголы и мембраны, покрытые слоем воды, отражающей солнечные лучи.

Введя в круг своих интересов традиции народного жилища, Корреа подключился и к задачам, которые ставила перед собой -архитектура соучастия», пытаясь решать проблемы беднейшего городского населения — недавних мигрантов из сельской местности, нуждающихся в жилище и работе.

В 1964 г Корреа с группой архитекторов разработал генеральный план Бомбея, в котором территориальный кризис города на тесном острове снимается связью с равниной за гаванью, где строится Новый Бомбей.

Для его части — района Белапур — Корреа предложил модель, основанную на вовлечении жителей в самодеятельное строительство. Создается инженерная инфраструктура, каждой семье выделяется связанный с ней участок 45-75 ке м. имеющий санитарный блок. Дальнейшее поэтапное развитие дома осуществляет сама семья по типовым чертежам из простейших материалов. приобретая стандартные полуфабрикаты. Величина постройки зависит от имущественных возможностей жителей. Многое здесь уходит в сферу утопии. но социальная ответственность перед беднейшими выводит Корреа из элитарной замкнутости.

УрокиЛе Корбюзье были отправным началом для Балкришны Доши. В Институте индологии 8 Ахмедабаде (1960-1963) он соединил «корбюзианскую» схему железобетонного каркасного здания, поднятого на пилоны, с метафорой местной культуры — транслированной в бетон традиционной формой крытого балкона, охватывающего верхний этаж. Работая в сфере жилищного строительства. Доши создал систему конструктивных и планировочных стандартов, приспосабливая их к климату и бытовому укладу региона. На этой рациональной основе он построил жилой комплекс в Хайдерабаде (1968-1971), где мотивы террас и навесов исходят от грубоватых каменных форм местной вернакуларной архи- I тектуры. Ткань застройки приближена к традиционной плотности, обеспечивающей привычную затененность территории. В планировке создана иерархия приватных и общественных пространств, принятая в индийских городах.

В работах Доши семидесятых годов стремление к национальной идентифика- . им стало более очевидным и более органичным. Характерен Индийский инсти- * тут менеджмента в Бангалоре (1977, с Джозефом Стейном и Джай Бхалпа).

Сложная пространственная геометрия целого сложилась здесь в лабиринт садов и двориков, связанных галереями, перголами, затененными переходами.

Их пространственный ритм подчеркнут чередованием и контрастами света и тени. Текстура, в которой привычно преобладает сочетание открытого кирпича к бетона, усложнена вставками местных материалов.

Манифестом новой индийской архитектуры в представлении Доши стало построенное им в окрестности Ахмедабада здание «Сангат» (1979-1981). Название связано с идеей общего пути и соучастия; постройка создана как место размышлений, обмена идеями и архитектурное ателье. В формах здания соединен рад re**, характерных для Доши и индийской архитектуры вообще, оно — на грани между индустриальным и примитивом, между модернизмом и вериакулар- «ой архитектурой В числе его прообразов — южноиндийские храмовые города с их лабиринтными планами, сводчатые залы буддийской архитектуры. Солри- яосиоеение с традицией осуществлено современными средствами (корбюзиан- ские своды, влияния Л Кана и Ф Л. Райта). Все вместе связано представлениями нового мифа, который должен дать определенность многозначному и противоречивому национальному менталитету. Внутренние пространства полупогру- «е-ы в земле над ними поднимаются параллельные своды из забетонированных керамических труб. Форма интерьерного пространства определяет естественное охлаждение постоянным движением воздуха: внутрь попадает в основном отраженный или фильтруемый навесами свет. Средоточием системы служит пологий амфитеатр — место встреч, повторяющее общественное пространство индийской деревни. Гармония личного, общественного и природного определила для Доши главный ориентир идеального.