Органично соединить рациональную сейсмически устойчивую многоэтажную структуру из монолитного бетона с качествами традиционного жилища должен был 16-этажный экспериментальный дом в Ташкенте (1985, архитекторы О.Ай- динова. Г. Голубева, Е. Шаталов). Массив дома образован двумя дугообразными в плане галерейными блоками, через каждые три этажа объединенными бетонной плитой. Плита служит двором для 24 квартир, восстанавливая привычную для республики связь жилища с участками. Площадки затенены и хорошо проветриваются. На кровле дома устроен общий сад с традиционным местом общения. Лифтовая шахта образует центральный стержень системы.

В архитектуре зданий общественного назначения спектр направлений был шире. чем в архитектуре жилища, которую сдерживала инертность строительного комплекса. Однако и здесь специфичность направлений и динамика их развития сглаживались воздействием идеи стабильности. В зданиях официальных преобладал модернизированный неоклассицизм.

Наиболее последовательно он реализован в облицованном белым мрамором доме Правительства России в Москве на Краснопресненской набережной (завершен в 1981, архит. Д. Н. Чечулин). Здание, обособленное от соседних сооружений. воспринимается как объект, независимо пребывающий в пространстве. Его симметричный массив расчленен на подиум, семиэтажный прямоугольный объем и венчающую двадцатиэтажную пластину с округленными торцами, фаса- йрикяцмО м»мва г Голубева. ды которой расчленены частым ритмом тонких ребер. Самодостаточность приема позволила автору использовать в качестве его основы свой неосуществленный проект здания -Аэрофлота» конца тридцатых, предназначенный для площади у Белорусского вокзала.

Монументальной мощи неоклассицизм восьмидесятых достиг в здании Академии Генерального штаба в Тропарево, на юго-западе Москвы (1978-1989, ар- хит. М. В. Посохин и др.). Над четырехэтажным рассеченным на углах квадратным каре его внешних корпусов вздымается двенадцатиэтажный внутренний восьмигранник. Стены расчленены чередованием лопаток и вертикальных полос, объединяющих окна.

Долго проектировавшийся и строившийся Дворец молодежи на Комсомольском проспекте в Москве (завершен в 1987, архит. Я. Б. Белопольский и др.) стилистически близок к неоклассицизму шестидесятых. Его трапециевидный в плане объем охвачен схематизированной колоннадой. В этих очертаниях как бы свободно плавает эллиптический зал на 2 тыс. мест, верхняя часть которого поднимается над плоским завершением. Структура плана гибка и допускает различные варианты использования. Взаимодействие с разнообразными функциями размывает официальность, противоречащую характеру молодежного центра.

В семидесятые годы стал складываться стереотип официального здания — прямоугольный объем с пилонами по периметру, увенчанный «короной- нависающих этажей. Ломая его привычность, Е. Г. Розанов создал универсальный киноконцертный зал в Ташкенте на 4100 мест (1981, совм. с Е. Сухановой,

В. Шестопаловым, Е. Шумовым), названный тогда «Дворцом дружбы народов». Его центральное ядро — зал с амфитеатром и балконом — поднимается над каре галерей, завершенным мощной короной карниза, образованного поясом сталактитов. Мотив сталактитов в меньшем масштабе и иной трактовке соединен с солнцезащитной решеткой стен. Ритм пилонов артикулирует ее орнаментальную ткань. Торжественно монументальное здание, обособленно стоящее на площади, стало экспериментом соединения классицистической упорядоченности с формами восточного декора, служащими знаками национальной идентификации.

Неофункционализм восьмидесятых не отошел далеко от начальных форм, но стал более активно использовать в своем языке открытые элементы конструкции и оборудования. Характерны постройки Центра парусного спорта в Пирите под Таллинном (1976-1980, архитекторы А.-Х. Лоовеэр.Х. Сеппманн,

П. Янес, А. Райд), где развернута сложная игра ассоциациями, основанными на романтичном восприятии техники — прежде всего корабельной — и ностальгических воспоминаниях о «героическом периоде» конструктивизма двадцатых годов. Для комплекса выбрана защищенная от ветра гавань в нескольких километрах от эстонской столицы, там, где в Финский залив впадает река Пирита.