Ренцо Пиано, второй автор Центра Помпиду, интересен свободой выбора вариантов поэтики и словаря форм хай-тека, своей антидогматичностью. Выставочная галерея в Хьюстоне, Техас (1981-1986), расположена в монотонной дисперсной среде типичного американского пригорода. Здесь Пиано исходит от стальной каркас, несущий алюминиевую пространственную конструкцию, включающую зенитные фонари и ряды подвешенных под ними ферроцементных лопастей, фильтрующих свет. Панели наружных стен извне обшиты деревом — наподобие тесовой обшивки соседних домов. В этой подчеркнуто легкой постройке характерно для хай-тека только пространственно развитое венчание с аалтовским мотивом криволинейных лопастей.

Хай-тек с трудом приживался в Италии, не находя опоры в ее культурных традициях и городских контекстах. Но вначале 1980-х в Риме, среди обширного незастроенного пространства на периферии города, архитекторы Дж. Лафуэнте и Г. Ребеккини соорудили офис фирмы «Эссо». Прообразом его структуры послужили стальные мосты XIX в. с опорной конструкцией, веером расходящейся от опор, — забавные монстры палеотехники. В здании «Эссо» на пучках свай, уходящих до материка, основаны три мощных железобетонных подушки; от каждой веером расходятся трубчатые стальные опоры, связанные горизонтальными поясами. На эти пояса уложены перекрытия семи этажей, причем верхние два образуют как бы непрерывную венчающую плиту, а нижние, сохраняя постоянным вылет консолей за пределы опор, открывают треугольные просветы. Не только экспонированная несущая конструкция, но и структура объема выходит за пределы привычных тектонических представлений архитектуры и кажется сформированной по принципам формообразования, присущим техносфере. Вместе с тем, крупный масштаб и внутренняя логика строения объекта оставляют запоминающееся впечатление.

В германоязычных странах хай-тек ранее всего заявил о себе громадным зданием Шюлер-Витте (род. 1933). «Машина коммуникаций» включает в свой объем 80 конференц-залов и аудиторий различной величины, в том числе большие амфитеатральные залы на 5 и 4 тыс. мест, расположенные по сторонам общей сценической коробки. Тяжеловесная масса втиснута в узкий островок между автомагистралями. Мощный, выведенный наружу каркас, сечения которого увеличены алюминиевой облицовкой, ритмически повторяющиеся закругленные ризалиты лестниц рождают ассоциации с чудовищным архаичным механизмом, монстром палеотехники. Здесь механоморфный идеал, реализованный приемами почти бутафорскими, обрастает не очень внятными, но скорее угрюмо-мрачными, чем ироничными метафорами. Интерьеры интересны лишь совершенством оборудования и точностью форм.

Механоморфная форма зданий Баварского ипотечного банка в Мюнхен-Богенхаузене (1975-1981, Вальтер и Беа Бетц, Эберхард Менер) связана с футуристической традицией и проектами группы «Аркигрэм». Структура основана на тектонической идее, популярной еще в шестидесятые годы: четыре высокие цилиндрические башни поднимают над землей многогранную призму офиса, образующую подобие громадных крыльев (эта масса в 13-20 этажей оторвана от земли на высоту 6 этажей). В башнях заключены и вертикальные коммуникации. Объемы, облицованные полированным алюминием, чередующимся с лентами серебристого светоотражающего стекла, кажутся огромными металлическими монолитами. Складывается впечатление гигантской машины, массы которой скользят по сверкающим штокам.