Терри подвергался жесткой критике за несогласованность фасадов и разнородность скопированных деталей простого прямоугольного обьема лекционного зала «Хоуард-билдинг» Даунинг-колледжа в Кембридже (1978). Дополняя ряд построек

Джона Нэша вокруг Риджент-парка в Лондоне, он уже более строго придерживался палладианских прообразов («Ионическая вилла», 1988). Греко-дорический портик перед лаконичным объемом библиотеки Даунинг-колледжа (1992), воспроизводящий неогреческие стилизации XIX в., довольно точно передает их суховатую элегантность. Свой ортодоксально ретроспективный подход к архитектуре Терри мотивировал в коротком, забавно стилизованном под старые трактаты тексте — «Семь заблуждений по поводу классической архитектуры»42.

Более откровенно, чем Терри, связывал возрождение канонического классицизма с его коммерческим успехом у новых богачей Джулиан Бикнелл (род. 1945). Его псевдопоместья, предназначенные для респектабельных загородных приемов, резко критиковали за увлечение скопированными деталями в ущерб целостности. Среди его построек — уменьшенная, но получившая высокий купол с фонариком, реплика виллы Ротонда Палладио — Ротонда Хёнбери в Чешире (1984). Наиболее буквалистскую версию возрождения форм канонического классицизма предложил Роберт Адам (род. 1948), полагая при этом возможным выполнять их средствами современной технологии. Пристроив к георгианскому зданию поместья Доджмерсфайлд-парк, Хемп- шир, новое двухэтажное крыло для компьютерной компании (1986), он придал ему формы, канонически более классичные, чем формы старого корпуса, но выполнил их из шлакоблоков, заполнив окна стеклопакетами, не имеющими переплетов.

В середине восьмидесятых возникла дискуссия, посвященная Патерностер- сквер в Лондонском Сити. Сторонники канонического классицизма надеялись показать его жизнеспособность, перестроив неудачно восстановленный в 1950-е гг. комплекс застройки близ собора Св. Павла, который был разрушен в годы войны. По настоянию принца Чарльза, авторы функционалистического проекта (ателье Ове Арупа) были отстранены от дальнейшего участия в работе. Архитектор-классицист Джон Симпсон выполнил проект интимной площади, обрамленной аркадами 4-6-этажных зданий в одеждах георгианского стиля с магазинами внизу и офисами наверху (1989). Симпсон говорил о них как о современной архитектуре, пронизанной идеями и XIX, и XX столетия. К дальнейшей разработке замысла привлекались английский постмодернист Терри Фаррел и группа американских архитекторов. Проект, однако, встретился с экономическими затруднениями и был окончательно оставлен с началом кризиса лондонского рынка недвижимости в начале 1990-х. Он, однако, показал возможности гибкого подхода к проектированию городского комплекса средствами канонического классицизма.

Трактовку классицизма как категории вневременной и не связанной с конкретностью стиля Д. Порфирное стремился подтвердить постройками. Интерьер дома в Кенсингтоне, Лондон (1987), отделан им в точно воспроизведенном характере -греческих» стилизаций XIX в. Но пристройку к колледжу Магдален в Оксфорде. Нью Лонгуолл Куадрангл (1991), он создал, не только повторив канонический тип корпусов, обрамляющих квадратный двор, но и имитируя позднеготическую архитектуру старого здания.

В странах континентальной Европы немногочисленные явления, близкие к английскому каноническому классицизму восьмидесятых, возникали только при желании завершить некие не до конца сложившиеся контексты. Но в США, где сохраняется почти культовое преклонение перед вариантом палладианства, со-

зданным Джефферсоном, идея вневременности классического мифа нашла активных сторонников. Томас Гордон Смит, в семидесятые годы автор иронических вариаций постмодернистского классицизма, в следующем десятилетии развивал стремление к исторической точности своих стилизаций («Витрувианская вилла» в Саут Бенд, Индиана, 1989-1990).

Алан Гринберг (род. в 1938), некоторое время работавший в Британии, позднее показал результаты внимательных штудий интерьеров английского классицизма в отделке десяти парадных комнат здания Государственного департамента США в Вашингтоне (1984). Для Зала переговоров им использованы и уменьшенные копии колонн римского Пантеона. В целом — это наиболее академичная и скрупулезно осуществленная попытка вернуться ко всему арсеналу средств архитектуры XVIII в. в восьмидесятые годы. Краснокирпичное здание газеты «Ньюс» в Афинах, Джорджия, Гринберг снабдил греко-дорическим портиком, воспроизводящим характер «греческого возрождения» в архитектуре США начала XIX в.

В университете Вирджинии в Шарлотсвилле Роберт Стерн (род. 1939) построил здание студенческой столовой (1984), торцы зала которой завершаются портиком, расчлененным на звенья, подобные павильонам, — их выделяют высокие квадратные шатры, образующие кровлю, и пролеты кирпичной аркады внизу.

Ордер воспроизводит использованный Т. Джефферсоном в первоначальном комплексе зданий университета. В этом случае постмодернист Стерн заметил, употребив афоризм Элиела Сааринена, что он просто использовал «стиль, правильный для этой работы»43. Зал

Канонический классицизм все же не получил в США такого распространения, как в Британии. Стремление сблизить его имитации с историческими подлинниками выживало под высоким официальным патронажем — как в случае с интерьерами Госдепартамента США. Но трудности, связанные с потерей традиций ремесленного мастерства, в США были еще более значительны, чем в Британии. И архитекторы, обращавшиеся к академичному возрождению классики, сходили к менее обязывающему постмодернистскому эклектизму или коммерческому кичу. Это, в частности, произошло с проектной фирмой «Хеммонд, Биби и Бабка», участвовавшей в проектировании Патерностер-сквер в Лондоне, но затем обратившейся к кичу, броско декорированному, в том числе — и классицистическими деталями.