В девяностые Френк Гери строил вне Америки. Конфликт вокруг концертного зала Диснея в Лос-Анджелесе лишил его заказов на родине, а премия Прицкера («архитектурный Нобель»), которую он получил в 1989, увеличила интерес к нему в Европе. Но в Калифорнии все активнее действовала местная школа архитектурного авангарда, возникновение которой было побуждено его примером и влиянием.

В конце двадцатых Калифорния стала штатом, где появились первые в Америке примеры архитектурного модернизма (постройки эмигрировавших из Австрии р. Шиндлера и Р. Нейтра). Но после второй мировой войны разраставшаяся киноиндустрия поглощала весь культурный потенциал штата. Эксперименты в архитектуре, несмотря на благоприятные условия, не возникали, архитекторы, тяготевшие к авангарду, оставались на периферии строительной деятельности. Начинавший в Лос-Анджелесе Гери долгое время воспринимался странным чудаком и искал общения в кругу художников. Но в начале восьмидесятых вокруг его идеи архитектуры как искусства, не подчиняющего поиски формы функциональному прагматизму, стал складываться постепенно расширявшийся круг единомышленников. Они стремились создавать нонконформистские здания в промежуточном поле между архитектурой и искусством. На молодых коллег Гери влиял не как учитель, но как лидер, автор неких образцов.

Складывавшаяся школа получила печать местного своеобразия. «В отличие от ньюйоркцев, которые раскапывали архитектурное прошлое в поисках стилей и прецедентов, молодой и непочтительный авангард Лос-Анджелеса в поисках вдохновения смотрел фильмы, игры нинтендо. спортивные машины и ординарный вернакулар вдоль улиц. Здания вряд ли значат что-то вне времени. Основное значение должен определять не римейк города в образе утопического идеала, но какие-то части того, что …называют наиболее беспорядочным городом в мире»17, — так критик пытался определить направление мысли калифорнийских архитекто- рое-радикалов. Нонконформисты работали на частных заказчиков, финансировавших отдельные объекты. Этим предопределялась штучностъ работ авангарда, для которых собственный участок оставался обособленным миром. Строительство на земле, сотрясаемой подземными толчками, субтропический климат, да и ограниченность бюджета побуждали искать решения в необычных комбинациях обычных легких материалов, примеры чего уже дал Френк Гери.

Объединить калифорнийский авангард в единый фронт некой философской и стилистической основой пытался Франклин Исраэль (1945-1996), последователь Гери, соединивший архитектурную деятельность с работой в кинопромышленности. Его выделяло умение тонко и изобретательно работать с простыми материалами и вводить в свои работы отсылки к раннему калифорнийскому авангарду — работам Шиндлера и Нейтра. В 1991 г. Исраэль построил частную художественную галерею в Беверли-Хиллз, соединенную подземным переходом с домом коллекционера. В двухэтажной постройке с выставочным залом наверху, стоящей над склоном, он стремился соединить легкость и непринужденные отступления от симметрии с духом классической строгости, не используя отсылок к историческим формам. Отъезд Гери и ранняя смерть Исраэля замедлили консолидацию калифорнийского авангарда.

Характерны для местной специфики работы коллектива, который назвал себя «Центральный офис архитектуры» (Рассел Н. Томсен, Эрик А. Хан, Рон Голан). Построенный ими ресторан Брике в Венисе, Калифорния, США (1991), стоит на оживленнейшей магистрали, обслуживая посетителей в зале и в подьезжающих машинах. Перед невысоким компактным объемом свободно поставлен громадный стеклянный экран, приподнятый на стальных стойках, — минималистский загадочный знак, на поверхности которого — только небольшие строгие литеры названия ресторана. Экран, строго и точно деталированный, должен привлекать внимание к скромной постройке среди пестрого хаоса «коммерческой ткани» и потоков машин самой своей лаконичной строгостью — ситуация, характерная для одной из наиболее автомобилизированных территорий мира.

К местной специфике Калифорнии относятся и землетрясения. После одного из них в кампусе Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе возникла необходимость переместить на время книги из поврежденной библиотеки и организовать обслуживание читателей. Архитекторы Крэг Ходжетс и Хсин-Минг Фунг в 1993 г. построили временное здание из четырех связанных обьемов, легкий стальной каркас которых накрыт натянутыми тентами и заполнен панелями с наружным слоем из рифленой стали. Сочетание их нарочито создает впечатление случайной группировки, усиленное интенсивным цветом и столкновениями контрастных форм. Временная библиотека обслуживала до 500 студентов одновременно. Сооружение, характеризуемое как «rough-tech» («техника чернового наброска»), оказалось настолько удобным, что было оставлено и после завершения ремонта монументального блока основной библиотеки. Подчеркнутая визуально невесомость ассоциировалась с безопасностью при угрозе подземных толчков.

Самой яркой фигурой калифорнийской школы в девяностые стал Эрик Оуэн Мосс (род. 1943), работающий в пригороде Лос-Анджелеса Калвер Сити, где начиналось развитие американской киноиндустрии, перебазировавшейся затем в Голливуд. В городке, пришедшем в упадок, преобладали заброшенные производственные и складские зоны. Сотрудничество с бизнесменом Ф. Н. СМИТОМ открыло для Мосса возможность начать реконструкцию крупных сооружений, построенных первоначально для производства фильмов, связывая их в обширные комплексы и приспосабливая для новых функций. Уныло-мрачный колорит заброшенных территорий вошел в видение мира Моссом и его интеллектуальную эстетику. Он резко отвергает романтические версии «калифорнийской традиции», называя их архитектурой «Белоснежки и семи гномов». С особой изобретательностью он использует обычные дешевые материалы, например, превращая канализационные трубы в колонны или изогнутые болты — в арматуру для люминесцентных ламп. Филип Джонсон под впечатлением изобретательности, с которой Мосс из случайных материалов создавал выразительные формы своих построек, назвал его «ювелиром отбросов».