На периферии Сингапура, за пределами его массива, коллективом «Аркитект Тенггара II»- сооружен Институт технического образования (1993), где попытка построить комплекс зданий, отвечающих тропическому климату региона, соединилась со стремлением создать образы технического прогресса. Основная структура представляет собой два четырехэтажных блока, тянущихся параллельно по мягкой кривой. Их завершает с южной стороны цилиндрический свод большого пролета, в котором организован универсальный зал. Большепролетный железобетонный каркас обеспечивает гибкость использования площадей. Кровля криволинейного профиля открывает путь движению воздуха. С восточной стороны ее подхватывают наклонные металлические опоры, по всей высоте которых устроены крупные алюминиевые лопасти — жалюзи. Западную сторону защищают глубокие балконы. Плавное течение корпусов ближе к северной стороне перебивает объединяющий их блок открытой аудитории с высоко парящим сводчатым навесом — главное место встреч. С ним соседствует вестибюльный блок со стеклянной башней лифтов. Через двор между корпусами перекинуты крытые мостики. Подчеркнуты легкость архитектурных форм, их деликатный масштаб. Метафоры технического прогресса чужды драматизации. Они ироничны, ненавязчивы, в некоторых фрагментах имеют игровой характер.

Мощным импульсом к развитию архитектуры и преобразованию городской среды в Южной Корее стали Олимпийские игры 1988 г., проводившиеся в Сеуле. К их открытию южнее Сеула построена капитальная Олимпийская деревня, которая после окончания игр превращена в жилой комплекс со всеми необходимыми системами обслуживания на 25 тыс. жителей. Проектирование возглавлял Кю Сунг By, победитель международного конкурса 1985 г. Центр общественной жизни — галерея (а во время игр — столовая для спортсменов) сооружена как монументальное здание, полукруг плана которого с одной стороны продолжен прямым корпусом. Галерея расположена у развилки транспортных магистралей. От нее по радиусам расходятся цепочки жилых блоков, обрамляющие клинообразные дворы. При ясности топологической схемы, комплекс, будучи вписан в участок сложной конфигурации с трассами существующих дорог, в частностях своих довольно сложен. Последнее, однако, избавило от утомительной монотонности, заставив ввести в жесткую закономерность разнообразие и живописность (неудобство территории обернулось, таким образом, обогащением системы).

Изменение высоты застройки, устремленные к центру перспективы и асимметрия их обрамления, определявшаяся различием ориентации сторон, снимали впечатление монотонности, предпосылки которой были заключены в жесткой геометричности архитектуры, подчиненной единой модульной решетке. Веерную систему пронизывали по полуокружности пешеходные дорожки. Сдержанность озеленения была предопределена национальной традицией.

Южнокорейская архитектура последних десятилетий XX века сохраняла прочные корни в рационалистическом модернизме. Однако влияние местных условий и национальной художественной культуры, формировавших ментальность архитекторов, иногда приводили к своеобразным вариантам модернистских парадигм. Галерея Бинг, Сеул, Южная Корея (1985-1990), которую построила группа архитектора Ким Вона, может показаться беглому взгляду объектом интернационального модернизма с характерным абстрактным геометризмом объема и открытым пространственным металлическим каркасом, формирующим интерьер. Но в построении очертаний этого объекта — скорее скульптурного — геометризм получил динамичную асимметрию, по ощущению очень далекую от западных моделей, но несущую ассоциации с традициями стран Дальнего Востока (что не маскируется до конца облицовкой полированными и окрашенными эмалью металлическими панелями).

Архитектура Китая в последние десятилетия XX века До 1979 г. китайское общество жестко придерживалось ультралевой политической линии с лозунгами продолжения классовой борьбы при диктатуре пролетариата. Но после смерти Мао Цзэдуна в 1976 г. в руководящих верхах начался пересмотр принципиальных положений идеологии и политики. Левацкие крайности осуждались. Маоизм, наиболее радикально заявленный в конце шестидесятых, отступал. Дэн Сяопин начал вводить «политику открытых дверей» и «программу четырех модернизаций». Утверждался принцип соединения сильного государства с открытой рыночной экономикой; его реализация обусловила стабилизацию и начало устойчивого экономического роста. Структурная перестройка экономики направляла ее к включению в мировую систему. По определению китайских историков, происходило соединение трех элементов: конфуцианской традиции, социалистического государства и открытых рыночных отношений.