Сложная система разновысотных связанных, «перетекающих* пространств •упакована* в гигантский контейнер из «грубого бетона». Отсутствие окон в выставочном зале и помещениях товарной биржи сделало возможным создать гигантское поле глухой стены, поднимающееся от торговой галереи на уровне улицы до полос окон международного торгового центра и гостиницы, возвышающейся над верхней кромкой основного объема. Креповки, ритм которых расчленяет стену, создают впечатление ее массивности, громадной толщи. Извне здание кажется грозной цитаделью.

Пик развития необрутализма в архитектуре Канады совпал по времени со Всемирной выставкой «ЭКСПО-67*, которая проводилась в Монреале. Некоторые из ее павильонов, строившиеся канадскими архитекторами, отмечены использованием драматизированных приемов и художественного языка необрутализма. В отличие от их преходящего характера, значительный след в развитии архитектурного мышления оставил экспериментальный жилой дом -Habrtat-67-, построенный жившим тогда в Канаде израильским архитектором Моше Сафди (род. 1938). Система, основанная на конструктивно- технических и пространствоформирующих возможностях комбинации крупных объемны* элементов, изготовленных на заводе, разработана Сафди как аналог спонтанной архитектуры ближневосточных поселений или индейских пуэбло, которая формирует среду, а не завершенные в себе произведения. Дом монтировался из крупных — весом до 40 тонн — элементов (функциональных или коммуникационных). Сооружение это обращено к человеку не гигантской надменной плоскостью многоэтажного фасада, а уходящими ввысь уступами террас, соразмерными человеческим величинам. Система обещала возможность соединить преимущества крупного жилого организua и малоэтажной застройки, при которой каждое жилище связано с небольшим садиком — «комнатой на открытом воздухе». В свободе пространственной группировки крупных элементов нескольких типов виделась решительно заявленная альтернатива монотонности. Форма здания, созданного из стандартных крупных элементов, предельно индивидуализирована и живописна, причем эти качества обеспечивались самой логикой конструктивной системы.

Экспериментальная постройка соразмерна большому многоэтажному дому j (345 квартир). М. Сафди, основываясь на ее успехе, разработал несколько подобных проектов (для Вашингтона, Нью-Йорка, Сан-Франциско. Пуэрто-Рико, Иерусалима). Реализации, однако, препятствовала необходимость длительного омертвления капитала для создания базы производства крупных объемных элементов.

Изначальная этика необрутализма не совмещалась с прагматичностью американского менталитета. На рубеже шестидесятых, однако, эстетика позднего брутализма. его драматизированные формы получили отклик в произведениях Пола Рудолфа (1918-1997). Ученик Гропиуса, он рано отошел ог баухау- зозской ортодоксии, стремясь создавать активно пластичные, внутренне завершенные произведения. Он свободно интерпретировал чужие архитектурные темы, прежде всего — идущие от Райта и Ле Корбюзье.

В своих поисках «формы ради формы» он пришел к использованию «топологических структур», «грубого бетона» и драматизированных контрастов, идущих от необрутализма.