Оставили след и в явлениях конца семи-’ Щ десятых, времени, ставшего иной эпохой, — в ироничном хай-теке, в работах Я Ренцо Пиано, Ричарда Роджерса, Витторио Греготти и др. Шестидесятые в| множественности своих архитектурных концепций совмещали философски? и эстетически несовместимое. В этой вводной части раздела, посвященного Щ кризисному десятилетию, эти несовместимости выделены, очищены, показаны® как бы in vitro в лабораторном эксперименте. Ниже мы продемонстрируем lie эклектичные совмещения, гибридные решения и сдвиги, в которых осуществляя лась архитектура. Профессиональное сознание, еще сохранявшее остатки >5 пуританской ригористичности, ощущало «нечистоту» решений как раздвоен-;^ ность или грех, спровоцированный обстоятельствами. Непродуктивная эпатаж-Я ность лозунгов «антиархитектуры» очевидна. Однако новые социальные доктриад ны или эстетические идеалы, которые могли бы стать основанием профессио^Щ нальных концепций, вновь объединяющих «новую архитектуру», не возникали, ;я Возможность ядерного конфликта, несущего угрозу всей культуре человечест- i ва, казалась все более реальной, что определяло общий фон времени, песси- 1 мистичный и нервозный.

Кризис концепций «новой архитектуры» или «архитектуры модернизма» на За- J паде не был следствием упадка строительной деятельности и не влиял на ее интенсивность. Это был кризис целей и установок целеполагания при изобилии® и даже некоторой избыточности средств выразительности, основанных на про- Jj грессе строительной техники. Радикальные альтернативы модернизму созрева-Л ли в области идей, в практике возникали только разрозненные элементы того, Ц „ —что в следующем десятилетии вошло в качественно новые системы.

Чтобы отразить некую двойственность ситуации, в которой существовал разрыв между опережающим развитием в концептуальной сфере и более инерционной (и более эклектичной) практикой, обзор развития основных концепций в архитектуре Запада вынесен в раздел, начинающий главу. Далее мы перейдем к рассмотрению творческих направлений архитектуры шестидесятых, причем материал сгруппирован в соответствии с основными творческими тенденциями, имевшими, по большей части, интернациональный характер.

Начнем с явлений, в которых было продолжено основное рационалистическое направление, восходящее к концу 1920-х, — функционализм (учитывая существенную трансформацию в сравнении с исходными и как бы классическими вариантами 1920-1930-х гг., эти явления определены термином неофункционализм).