Футурологические фантазии развивались по своим внутренним законам и как бы в ином измерении, чем то. в котором существовали трудные реальности жизни и реальная архитектура. Жанр породил своих «звезд», среди которых французские архитекторы Поль Меймон (род 1925) и Йона Фридман (род. 1923), американец Паоло Солери (род. 1920); затем выдвинулись группы — японские метабол исты, английская -Аркигрэм», австрийская «Хаус Рюккер», российские — -НЭР» и «Кинетический город». Возникла обширная литература и даже международная организация — GIAP (Groupe international d’Architecture progressive), созданная в 1965 г. и возглавленная французским журналистом и искусствоведом Мишелем Ратоном. Футурологическая волна вынесла архитектурные фантазии, помноженные на тиражи иллюстрированных еженедельников в сферу массовой культуры и ее мифов. Увлечение угасло в начале семидесятых: провал крупных урбанистических программ, выдвигавшихся разными странами, породил скептическое отношение к прогнозам. Миражи «городов 2000 года» разрушались при попытках что-то из них перенести в плоскость практического эксперимента.

Авторы ранних визионерских проектов строили свои модели на качествах, которые казались противоположными очевидным недостаткам среды современных городов: хаотичности и замкнутости целого противопоставлялась открытость упорядоченной системы, недостаточности сети коммуникаций — возможность их неограниченного развития, изолированности от природы — слияние с ней. Структура, обещающая подобные качества, получала запоминающуюся визуальную форму; использовался метод инверсии, выворачивающий наизнанку привычные стереотипы Остранение обеспечивало остроту восприятия. Ему служило использование метафор авангардистского искусства (особенно сюрреализма и поп-арта).

Преобладающей тенденцией утопического проектирования было отношение к городу как развивающемуся подвижному единству с однородным структур- ньм построением.

Поль Меймон, учившийся в Японии, предложил еще одну идею «Нового Токио» на поверхности залива. Громадные вантовые сооружения основываются на цилиндрических плавающих кессонах диаметром 200 м. Конструкции вант, закрепленные по периметру и на вершине мачты, образуют силуэт, напоминающий гору Фудзи. Плавучий город в Монако по его идее (1961) — воронкообразная структура, покоящаяся на подводном кольце из бетонных кессонов, где должны размещаться склады, гаражи, обслуживающие устройства. Наклонные опоры, вмещающие лифты и трубопроводы, несут два верхних кольца. Первое имеет проем, открывающий доступ во внутренний водоем с бухтой для малых судов и пляжами. На семи этажах уступчатого верхнего амфитеатра — жилища и сады на террасах. Меймон разработал также несколько вариантов «вертикального города», формирующегося вокруг стержня, заключающего вертикальные коммуникации. К нему подвешены спиральные пандусы, жилые комплексы, система их обслуживания. Основываясь на конструкциях висячих мостов, Мей- монпредлагал варианты «висящего города», оставляющего нетронутой территорию. Все эти системы основаны на сочетании стабильного каркаса и мобильных функциональных элементов.

Города-мосты в фантазиях Фридмана, опираясь на свои мощные пилоны, шагают над существующими кварталами Парижа, образуя новую ось север-юг; они раскидываются над зданиями и улицами Старого города в Тунисе (1960). перебрасываются через проливы Ла-Манш и Гибралтар (1963). Внутри структур, поднятых в пространство, дороги, сооружения, террасы и сады образуют искусственный ландшафт. пронизанный стержнями конструкции.

Ориентации на стабильный, завершенный образ, идущий от классической традиции -идеального города», Фридман противопоставил город как систему процессов, чуждую статичности и завершенности, самой подвижностью снимающую понятие -формы- как некой постоянной категории.

Работающий в США итальянец Паоло Солери (род. 1920) сосредоточил свою фантазию на создании альтернатив обезличенной интернациональной архитектуре и расползанию пригородов, в которых американцы ищут возможность реализовать свой индивидуализм. Органичная форма гигантских обитаемых скульптур должна совмещать возможность обустроиться в соответствии с личными вкусами и высочайшую плотность поселения. Первой публикацией Солери был проект Меза-сити на юго-западе США (1959), где плотный куст воронкообразных древоподобных мегаструктур вырастал из общего основания к единой платформе наверху. С маниакальным упорством Солери изобретал все более компактные мегаструктуры-муравейники, зани- Арюталор Паоло Солери мающие все меньшие территории. К их числу относятся такие проекты, как Бабел на 6 млн. жителей или Веладиджа — мощная железобетонная плотина, служащая опорой для оболочки из жилищ на 50 тыс. жителей (1964). Соединяя слова «архитектура» и «экология», Солери назвал свою утопию •Аркологией».

В1969 г. Солери начал строить на участке площадью 4 га в Аризоне близ города Феникс модель в натуральную величину минимальной — как он считает — аркологической единицы — Аркосанти, предполагая поднять ее до 20 этажей и населить тремя тысячами жителей. Здание создается как гигантская скульптура, без завершенного детального проекта. Основным материалом служит керамика; поднимающийся среди пустыни осуществленный фрагмент, напоминающий римские руины, используется как ресторан и туристический аттракцион.