Мягкие очертания Кансая образованы повторением стандартных конструктивных элементов — преднапряженных балок и остекленных мембран, контуры которых постепенно меняются в соответствии с геометрией здания (стандартизация эпохи постфордизма). Функциональные проблемы, и прежде всего — разделение потоков пассажиров внутренних и международных линий, решены расчленением пространства внутри прозрачного «авиаморфного» объёма плоскостями четырёх этажей. Вдоль здания по внешним его сторонам открываются непрерывные перспективы, небывалая протяжённость которых создаёт ощущение динамизма. Напряжённые очертания элементов, формирующих пространство, остро выразительны. Повторение до известных пределов усиливает их выразительность, но громадная протяжённость придаёт повторению монотонность. Высоко оценивая разработку частей, один из критиков назвал целое «монотонным совершенством». Утонченность рисунка конструкции, однако, легко оценить, сравнив ее ADwiwrrop Николас грмшоу с тем. что было в начале линии преемственности, — с открытыми металлическими арками больших лондонских вокзалов второй половины прошлого столетия — Сент-Панкрас. Кингс Кросс или Паддингтон.

Гигантские аэропорты, возникшие как результат соединения восточноазиатских экономических возможностей и амбиций с «нау-хау» европейских мастеров архитектуры высоких технологий, поражают небывалыми величинами. Но в сводчатых сооружениях лучших европейских вокзалов, ярмарочных комплексов и фабрик достигнута большая утонченность конструктивных форм, которыми продолжены традиции великих инженеров XIX века. Среди них — постройка Николаса Грим- шоу—Международный терминал Ватерлоо в Лондоне (1990-1993), английский конец скоростной железнодорожной линии Евростар, прошедшей в Великобританию из Франции по туннелю под Ла-Маншем, -ворота в Европу».

Путь и платформы этого терминала плавно изогнуты, обходя конкорс старого вокзала Ватерлоо; кроме того, пролет сводчатого навеса на протяжении четырехсот метров сокращается с 54 до 34,5 м. Изгиб открывает с внутренней стороны навеса эффектные замкнутые перспективы; живую напряженность вносит изменение вдоль пролета кривизны трехшарнирных арок, образующих свод. Восточная сторона свода, покрытая листами рифленой нержавеющей стали, рассечена узкими полосами световых фонарей; западная покрыта листами стекла, соединенными с каркасом через эластичные прокладки, компенсирующие игру тепловых расширений. Элегантные очертания элементов пространственного каркаса несут ощутимые аналогии с органическими формами, частями скелета некоего животного. Все вместе многократно увеличивает сложность и утонченность формы в сравнении с прообразами — навесами над путями и перронами старых лондонских вокзалов. Величина пролетов здесь не столь впечатляюща — исключительность целого определяют асимметрия свода, его драматичные ракурсы, которые открывает изгиб, легкость эффективно сформированных элементов. Технология поднята до уровня искусства.