На основе ясной организации Кан создал здание, соединившее объективную логику построения (хоть и оказавшуюся недостаточно практичной) с обобщаемыми качествами античной классики, которые восхищали его в римских руинах В период хаотических поисков, приводивших то к бессодержатель- I ной гимнастике очертаний, то к бездуховному рационализму, он стремился постичь общую закономерность структурного построения объекта, которую называл -формой- Он говорил, что представляет ее как нечто, предшествующее конкретной работе над проектом, так как формой в таком понимании определяется взаимосвязь элементов

Функции сооружений Кан стремился свести к неким общим типам, извечно суествующим -институциям- человеческого общества. Подобный подход определял широту взглядов на явления, позволял увидеть новое е привычном, но и ограничивал диапазон применения концепции — ее широта чрезмерна для многих конкретных задач. -Школы, библиотеки, лаборатории, спортивные залы. Архитектор обращается к вдохновению раньше, чем может воспринять I диктат необходимой организации пространства. Он спрашивает себя: какова природа каждого — отличающая его от других? Когда он ощущает это отличие, он рождает форму. Форма вдохновляет проект-, — писал Кан44.

Кан стал популярен отчасти благодаря поверхностной близости его построек 1 тому нарочито грубому стилю, который нравился тогда молодежи. Но в еще большей степени привлекало — и не только молодежь — его видение социального. он бросал вызов действительности, но не через некие утопические представления об устройстве будущего, а своим мистическим консерватизмом.

Для Кана предпочтительны схемы-архетипы социальных связей. Хороший план — тот, который выявляет центральное значение институции. Кан полагал, что архитектурная проблема имеет -сущностное- значение, которое выходит далеко за пределы функциональных диаграмм. Только когда для него найдена соответствующая символическая форма, архитектор переходит к проектированию. придавая центральному интуитивно найденному понятию материальные очертания Хороший проект — когда -форма», лежащее в основе значение, будет точно выражена через все части.

Позиция, основанная на внимании к духовным корням как социальной, так и эстетической сфер, определила мотивацию главных проектов Кана шестидесятых годов и вела его к созданию простого набора «форм-типов», основанных на ге- оиетрии — квадрате, круге, треугольнике, — которые пригодны для громадного разнообразия комбинаций. Первичное значение институции выражает обычно центральное пространство социального характера, связанное с окружением через пространства вторичные, предлагающие вариации основной темы и предназначенные для более частных функций.

В композициях Кана всегда сильна роль диагонали. Но их геометрические схемы, кажущиеся орнаментальными на чертеже, далеки от произвольности. Они напоминают схемы мандалы или символические фигуры, свидетельствуя о пантеистическом видении природы, которое Кан пытался выразить в геометрических абстракциях. Он утверждал, что стремится к «высшему порядку», в котором пространство, конструкция и организация освещения будут приведены к единству. Он всегда сохранял чувство осязаемого присутствия стены как главной составляющей архитектуры.

ВАхмедабаде, Индия, Индийский институт менеджмента (1962-1974) имеет компактный учебный корпус—цитадель», расположенный на самой высокой севе- рооаладной стороне участка. С юга и востока к нему примыкает студенческое общежитие, восемнадцать модульных единиц которого складываются в подобие плотной городской ткани. В ее организации — как и в структуре жилых единиц—господствует диагональное направление основной прямоугольной сетки плана, улавливающее преобладающее направление ветра. Простая и ясная геометрия дисциплинирует организацию пространства. Поверхность искусственного озера отделяет следующий более разреженный пояс застройки — группы домов преподавателей, диагонально поставленных по периметру прямоугольных дворов. Развивая зоны перехода от интерьеров к внешней среде, Каи создавал затененные портики и пешеходные пути. Колоссальные цилиндры и мощные контрфорсы из красного кирпича и грубого бетона вызывают ассоциации с римскими руинами и, как полагает Кан, — с искренностью и простотой индийского мышления. В словаре массивных форм ощутимы отголоски космической геометрии обсерваторий Джайпура. Впрочем, в поэтике форм — при всей внимательности Кана к объективным условиям ситуации — преобладает тональность космического пантеизма, для которого координаты места безразличны.

Духовные аспекты доминировали в программе исследовательского центра, который Кан спроектировал для доктора Джонаса Солка, открывателя вакцины против полиомиелита, в Ла-Холья близ Сан-Диего, Калифорния (1959-1965). Кан задумал его как уединенное интеллектуальное убежище коммуны ученых, следующее прототипу монастыря, акцентируя в образной характеристике гуманный характер деятельности. Комплекс, расположенный среди девственного ландшафта долины, раскрывающейся к Тихому океану, разделен на три плотных группы — лабораторную, -место встреч- (центр совещаний и конференций) и жилой поселок. Лаборатории расположены в двух параллельных протяженных блоках, между которыми находится водный сад, открытый к океану. Учитывая критику филадельфийских лабораторий. Кан предусмотрел открытую планировку рабочих пространств. Для их перекрытий использованы решетчатые балки, имеющие достаточную высоту, чтобы создать обслуживающее пространство технического этажа, по которому проложены все необходимые инженерные коммуникации и вентиляционные короба (функ- циональный аналог вертикальных шахт — обслуживающих пространств в Филадельфии). Лаборатории связаны мостиками с малыми кабинетами-студиями, обращенными в сторону сада; подобие эркеров обеспечивает эти места уединенного созерцания видом на море. Исследователь имеет возможность отделиться в них от общего поиска для приватных размышлений. Панели тикового дерева выделяют эти места среди бетонного экстерьера, плиты которого име- от тот же цвет, что и травертин, покрывающий поверхность сада, прорезанного по оси прямым и тонким разломом каменной поверхности, по которому журчит водный поток.