Дворец (или палаты) царя Алексея Михайловича является одним из значительных памятников гражданского зодчества середины — конца XVII в. Строительство его было начато в 1652 — 1654 гг. Учитывая значительные размеры дворца и сложную в инженерном смысле строительную площадку, работы велись длительный период времени.

Первое упоминание о дворце мы находим в записках Павла Алеппского, сопровождавшего антиохийского патриарха Макария в поездке по России в 1656 г.: “Царь, уходя, велел отвести нашего учителя в покои царицы, находящиеся насупротив южной стороны церкви; помещение же царя находится против северной стороны ее”. Переводчик текста уточнял: “Сохранившийся доныне каменный дворец стоит с западной стороны собора. Его еще не было при посещении монастыря патриархом Макарием”. Но дворец в те годы уже существовал, вернее, как показали исследования, была выстроена его северная половина, где Алексей Михайлович принимал патриарха Макария: “…Царь прислал через одного из своих министров приглашение нашему владыке патриарху к столу в его помещение. Царь вышел встретить его на площадку дворца и, взяв под руку, ввел внутрь и посадил подле себя…”

“Хоромы государевы строить стали” в 1674 г.; в 1676 г. велись отделочные работы, делались печи, возводились трубы 4. Вся южная часть дворца практически была возведена на высоком подклете. Раскопки, проводимые вдоль западного фасада здания, показали, что дворец частично стоит на насыпном грунте, толщина которого достигала более 2,5 м. Подсыпка велась в течение нескольких столетий. В раскопках найдены слои, относящиеся ко времени строительства Рождественского собора. Кроме того, перепад отметок между восточным и западным фасадами в средней части зданий составляет более 2 м. Для погашения распора от вышележащих грунтов строители использовали в качестве подпорной стенки среднюю продольную стену здания, укрепив ее белокаменными блоками в виде ступенчатого контрфорса.

Строительство дворца растянулось более чем на двадцать лет. Он представлял собой протяженную (48 — 49 саженей) одноэтажную на подклете постройку из семи клетей с отдельными входами. В центральной парадной части находились апартаменты царя: по фасаду они выделены дополнительным архитектурным убранством. В северной (несколько зауженной) части располагалась кухня. Остальные клети предназначались для размещения родственников монарха.

Покои царя из сеней и трех жилых помещений представляли собой анфиладу комнат вдоль восточной стены дворца. Вдоль западной стены размещались хозяйственные помещения. Прочие жилые клети были двух типов: две клети с размещением приемных, жилых и хозяйственных помещений по обе стороны сеней и три клети с размещением покоев с одной стороны сеней. Каждая клеть имела свой нужник. В четырех клетях сохранились замурованные внутристенные лестницы, ведущие наверх. Можно предположить, что первоначально эти клети дворца завершались деревянными теремами, совмещенными общей крышей.

Сопоставляя систему планировки дворца с сохранившимися планами жилых зданий русской знати XVII в., мы не обнаружим принципиальной разницы. Как известно, в этот период богатые жилые дома возводились по типам хоромного и посадского строения. По меткому сравнению И.Е. Забелина, жилище богатого человека (включая и царя) “отличалось от простого сельского или обыкновенного городского только тем, что для каждой статьи его бытового обихода отделялся не угол в избе, а ставилась особая клеть или особая связь клетей, смотря по широте потребностей”.

Новый этап строительных работ начался в период регентства царевны Софьи в 1686 — 1687 гг. Тогда дворец по всей длине был надстроен вторым этажом, для чего были разобраны крыша и тесовые терема дворца времен Алексея Михайловича. В новых палатах особенно явственно сказалось влияние западноевропейской архитектуры. Это отразилось и в планировочных решениях, и в архитектурных формах. Первое, что бросается в глаза, — это появление анфилады покоев вдоль всего восточного фасада. Помещения были перекрыты накатными по деревянным балкам потолками; значительно увеличены размеры оконных и дверных проемов, которые впервые были перекрыты плоскими по металлическому каркасу перемычками. Внутристенные лестницы были замурованы, для входа в верхние апартаменты устроены наружные каменные крыльца. Северное парадное крыльцо отличалось особым изяществом.

В этот же период построен переход в папертную палатку Рождественского собора, который был совмещен с центральным крыльцом дворца в верхние апартаменты. Надо отметить, что строители вели работы очень вольно. Некоторые несущие стены второго этажа ставили непосредственно на своды помещений первого этажа, не согласуясь с первоначальной планировкой здания. Это чревато сказалось в дальнейшем: отдельные своды в XIX в. были разобраны и заменены плоскими перекрытиями, остальные в настоящее время находятся в аварийном состоянии.

В книге палатного строения за 1686 — 1687 гг. перечислены материалы, использованные при строительстве верхних апартаментов. Крыша дворца — крутая вальмовая, крыта тесом в два слоя. На нее выходило 13 печных труб. Печи в больших палатах были четырехгранные, а в малых — круглые. Потолки плоские, подбитые холстом. Полы набраны из расколотых бревен. Слюдяные окончины были обиты сукном и отделаны кожаными ремнями. Двери были обиты красной кожей с отделкой кожаными же ремнями зеленого цвета. Окна и двери имели луженые скобяные детали. Многие двери были расписаны. Стены обмазаны известковым раствором и побелены 6.