В 1775 г. Н. Легран также состоял главным архитектором вновь организованного Каменного приказа по осуществлению и детализации “прожектированного” плана второй столицы. По отзыву директора этого учреждения П.Н. Кожина, “при которой работе особливо в сочинении и черчении прошпектов и фасадов, каковы от меня были задаваемы, употреблен господин архитектор Легранд, кои и зделаны им с отменным искусством и знанием” 6. Одновременно с выполнением основных обязанностей мастер вел в архитектурной школе при Каменном приказе курс “французского стиля в архитектуре”, в рамках которого обучал девять часов в неделю старший класс “рисовать орнаменты и барельефы и прочего, что относится до внутренних и внешних украшений” 7. Вместе с учениками летом 1778 г. архитектор был командирован Каменным приказом в Саввино-Сторожевский монастырь.

По возвращении в Москву зодчий был уволен из Каменного приказа по не вполне понятным причинам. В том же году архитектор приступил к возведению здания Кригс-комиссариата в Москве по собственному проекту, высочайше утвержденному в 1777 г. Строительство было окончено в 1782 — 1784 гг. 8 В 1778 г. Н. Легран представил на рассмотрение Академии художеств проект госпиталя на Неве. На заседании академии был “слушан полученный из Москвы от господина архитектора коллежского советника Бланка аттестат, в коем предписывает, что г. Легранд, упражнявшийся в Москве в строениях некоторых партикулярных домов, имеет об архитектуре надлежащее теоретическое сведение… хорошую заслуживает похвалу, при том и в рисовке довольно знающ, и поступки имеет хорошие” 9. 7 января 1779 г. в Петербург был прислан “аттестат от господина архитектора Баженова о архитекторе ж господине Легране”, в котором дана высокая оценка “многим строениям в Москве в лучших и почитаемых пропорциях разными академиями, подражая вкусу древнего Витрувия и Палладия, чем заслужил полное звание архитектора” 10. По этим отзывам и представленным работам Н. Легран был избран в академики. Указанные В.И. Баженовым “многие строения в Москве”, возведенные его коллегой, до настоящего времени остаются неизвестными.

С 1791 г. французский архитектор по собственному проекту начал возведение церкви Успения Пресвятой Богородицы на Могильцах в Москве. По словам И.Э. Грабаря, видевшего подлинные подписные листы этой церкви (позднее утраченные), ее архитектура “не вполне отвечала хранившемуся в ризнице проекту. Общий облик храма, его размеры и пропорции совпадали, но кое-что подвергалось… явному искажению. На архитраве не возвышалась уже скульптурная группа, нарисованная на проекте… Последний был выдержан в типичных формах XVIII в., тогда как церковь в натуре имеет уже нечто от XIX в.” 11 Важно замечание исследователя и о том, что проект церкви относился к 1780-м гг., так же как и второй подписанный зодчим и еще более искаженный в натуре проект храма Сошествия св. Духа на Лазаревском кладбище.

Во время строительства Успенской церкви Н. Легран в 1791 г. был определен на должность городского архитектора в Управу благочиния, а позднее возглавил ее архитектурную экспедицию. В этом качестве он продолжал деятельность по благоустройству Москвы, разрабатывая и детализируя “прожектированный план” города. В 1774 г. зодчий показывал на плане очертания основных трасс и формы новых площадей, в 1790-е гг. разрабатывал внутриквартальную планировку, прокладывал и исправлял маршруты улиц, создавал бульвары и уточнял конфигурации площадей.

Остановимся на работе Н. Леграна в Саввино-Сторожевском монастыре. Архитектор с двумя сотрудниками и учениками был командирован туда для фиксации обветшавших строений и придания им “нового блеска”. Первой задачей команды по приезде в Саввинскую слободу стало снятие генерального плана всех построек и “ветхостей”. Выполненные планы с продольными и поперечными профилями были подписаны Н. Леграном, геодезистом А. Крыловым и завизированы директором Каменного приказа П.Н. Кожиным. Чертежи и текстовые описания к ним выполнены одной рукой, возможно, самим Леграном. Современные архитекторы отмечают высокую точность этих планов, что еще раз подтверждает справедливость отзыва П.Н. Кожина о работах своего подчиненного.

Проект перестройки монастыря — крупнейший замысел не только в творчестве французского архитектора, но и в практике реконструкции исторических ансамблей России второй половины XVIII в. в целом. Значение монастыря как древнейшей святыни, сохранившей воспоминания о подвижниках православной веры и русских государях, требовало максимально полного сохранения его исторических зданий, уже тогда представлявшихся современникам ценными. Это относилось в первую очередь к собору Рождества Богородицы, Преображенской и надвратной Троицкой церквям. Монастырские стены архитектор воспринимал как уже обветшавшие укрепления и особого значения им не придавал. По проекту полагались к сломке Восточная (Безымянная) и Красная башни, а также стены между ними. Перестройке должны были подвергнуться Братский корпус, Царицыны палаты, Троицкая надвратная церковь.

По мнению зодчего, требовалась “расчистка” монастыря, уничтожение скученного характера застройки средневековой крепости. Свободное пространство необходимо было для “разрегулирования” территории и организации величественного въезда в обитель. Учитывая топографические условия местности, мастер создал, по сути, театральную декорацию, ориентированную на главный подъезд. На высоком склоне холма перед зрителем предстает классическая “рама”, за которой возвышаются древние здания монастыря. Строгая ордерная архитектура проектируемой части подчеркивает достоинства средневековых построек. На контрастном решении проблемы реконструкции исторического ансамбля основывалась основная идея проекта. Принцип реконструкции Н. Леграна не потерял своего значения и сегодня. Важно и то, что зодчий в своем проекте не нарушал сложившейся массы зданий, повторяя существовавшую объемнопространственную композицию и очертания стен монастыря.

Центральная часть проекта, обращенная к подъезжавшему в монастырь, поднята на “подиуме”, организованном чередованием широких монументальных лестниц (Д), которые часто встречаются в “архитектурных фантазиях” того времени. Огромный купол церкви (В) между двумя палатами вырастает в центре проектируемого здания на месте Красной башни монастыря. Это пространство с двумя симметричными палатами (С), “служить имеющими как для входа, так и для помещения во время большого для службы церковной людей”, возможно, связано со стремлением к организации архитектерными методами торжественных шествий. Подобные замыслы можно найти в проектах В.И. Баженова, работах Ш. де Вайи и других французских архитекторов середины XVIII в., мечтавших превратить Париж в подобие Рима.

Симметрично от церкви расположены “апартаменты жилые в два этажа без сводов, и в один нижний со сводом” (Е). Они соответствуют очертаниям крепостной стены между башнями, которые трансформированы в более крупные, восьмигранные. В интерьерах новых башен — круглые двухсветные палаты с нишами и пилястрами, отвечающими наружным граням. С южной стороны, нарушая симметрию ансамбля, сохранялся Братский корпус. В нем проектировались двухэтажные жилые помещения.

Композиция жилых корпусов основана на строгих протяженных фасадах. Внутренняя планировка очень проста, комнаты “нарезаны” и образуют две анфиладные оси параллельно длинным тридцати и пятидесятиметровым фасадам. В интерьерах Н. Легран создал контраст простых одинаковых комнат с красиво решенными отдельными фрагментами и деталями.

Принципы классицизма отразились и в разработке главного фасада ансамбля. По замыслу зодчего, зритель все время должен был находиться внутри общей панорамы — декорации с чрезвычайно контрастными задними “кулисами”. Силуэт и пластика органически дополняют друг друга: купол церкви читается издалека как венчающий пространство силуэт, а вблизи — как мощная пластическая форма.

Весь ансамбль должен был занимать два этажа и цоколь, выделенный горизонтальным рустом. Плоскость стен верхних этажей проста и состоит из четкого ряда оконных проемов и междуэтажных ниш, что зрительно “собирало” вытянутые низкие объемы жилых апартаментов. Их простота подчеркивала красоту строгого решения центрального объема церкви и двух симметричных многогранных башен.