В восьмидесятые годы Росси много строил вне Италии. Среди его лучших построек — дома в Берлине, созданные как экспонаты Международной строительной выставки (IBA). Пятиэтажный дом в Южном Тиргартене (1983-1984) — самая серьезная на выставке попытка возродить традиционный тип староберлинского жилья массового типа. Объем его имеет Г-образное очертание с лестничной клеткой, увенчанной граненой башенкой с фонарем, во входящем углу. Изнутри и снаружи башенка формирует визуальный центр дома. Массивный объем ясно очерчен; скупой словарь форм восходит к архетипам архитектуры города; он ничего конкретно не повторяет, но его родовая близость с кирпичной архитектурой конца прошлого века очевидна. На модели того времени основаны коридорный план (6 квартир от 1 до 6 комнат на этаже) и схемы максимально изолированных одна от другой квартир, где кухня продолжает большое центральное пространство, вокруг которого сгруппированы комнаты. Для семиэтажного дома на шумной Кохштрассе (1985-1989) Росси создал крупномасштабную версию своего словаря староберлинских форм. Облик дома контрастен; решительно акцентирована угловая часть с мощной колонной, поддерживающей угол верхних трех этажей; навесные стеклянные стены ателье художников расчленяют на три ризалита фасад, обращенный к Виль- гельмштрассе.

Строя отель -Палаццо- в Фукуоке, Япония (1987-1989). Росси использовал парадоксальное решение. Прямоугольная семиэтажная призма обращена к набережной реки, над которой она поднята на торжественном подиуме, глухим торцом. По всей высоте его кирпичной стены поднимается ряд тонких колонн из полированного красного мрамора. Широкие стальные молдинги зеленого цвета. укрепленные перед ними, равномерно членят плоскость на ярусы, отвечающие высоте этажей. Агрессивно-монументальный торец завершен массивным бетонным карнизом. Боковые фасады с окнами номеров просты и будничны.

По поводу этой композиции, где элементы европейской классики соединены с чертами специфически японскими, Дж. Стил заметил, что Росси своим монументальным фасадом -вновь поставил загадку, которую предлагал в каждом произведении: как осмыслить значение, если значения больше нельзя обнаружить вообще.

Карло Феличе в Генуе (1983,1987-1990, совместно с Иньяцио Гарделлой и Фа- био Рейнхартом). После бомбардировок времен второй мировой войны от театра (построенного в 1828 г.) оставалось несколько дорических колонн. Решение было двойственным: с одной стороны, ампир разрушенной постройки воссоздан во всей его утонченности, с другой — реконструкция породила сложную взаимную игру между городом и театром, между реальностью и представлением. К двум главным входам, обращенным на две небольшие пьяццы, Росси добавил третий, связавший здание с торговой аркадой XIX века, Галереей Мадзини, тем самым объединив разные функции центра. Сценическая коробка, надстроенная репетиционными залами, превращена в высокую ампирную башню — визуальный ориентир. В театральном зале, традиционно воспринимаемом как иной мир по отношению к городу, Росси создал иллюзию городского ландшафта — окна со ставнями и балконы на облицованной серым мрамором стене, воспроизводящей характерные генуэзские фасады, утверждая символически связь между городом и театром, гражданской жизнью и театральным действом.