Реконструкция Стокгольма и Большого Лондона исходила не из футуристических фантазий. Но в ее основе лежало унаследованное от социальных утопий XIX столетия представление о возможности направлять процессы в обществе, соответствующим образом формируя его среду. Настойчивость в реализации идеи, которая не привела к ожидаемым результатам, подтверждала ее несостоятельность. Естественным выводом стало изменение методики градостроительного проектирования — от детальной разработки идеальной модели для некоего будущего к «перманентному проектированию»,

При таком подходе постоянное отслеживание и анализ процессов реального развития городского организма позволяет выбирать стратегическое направление регулирования. Действия определяются этой гибкой стратегией, а не утопической моделью.

Новые города-утопии — Чандигарх и Бразилиа Но утопическая вера в возможность направлять развитие общества, формируя его среду, в пятидесятые годы воплотилась еще и в создании двух новых столичных городов — Чандигарха в Индии и Бразилиа в Бразилии. Оба возникли J в ответ на объективно сложившиеся исторические ситуации, но оба были и по- — рождением завышенных ожиданий. Оба создавались под руководством признанных лидеров архитектурного модернизма, которые видели в них возмож* • ность показать еще не реализованные жиэнестроительные возможности «совре- . мемной архитектуры», как и своего собственного творческого потенциала.

Необходимость создать новую столицу индийской провинции Пенджаб, Нанди- ‘■ гарх, возникла в драматических событиях разделения Индии и Пакистана (1947 г ). Пакистану отошла часть Пенджаба вместе с его древней столицей Лахором. Премьер-министр Индии Джавахарлал Неру решил не поднимать статус одного из старых городов, но создать новую столицу, "освобожденную от груза традиций» как символ независимости и прогресса страны, поручив проактирование радикальным новаторам.

Польский архитектор Масей Новицки и нью-йоркская планировочная фирма «Мейер, Мгтлиси и Глясе» подготовили первый вариант генерального плана.

После гибели Новицки в авиакатастрофе (1950) был приглашен Ле Корбюзье.

Метр увидел возможность, которой добивался три десятилетия — в полномасштабном эксперименте подтвердить эффективность модернистской универсальной модели города и постулатов «Афинской хартии». Вопреки славе ведущего теоретика современного градостроительства, он еще не принимал прямого участия в создании осуществляемого проекта города. Специфичность конкретных условий плана его не интересовала. Индийским чиновникам, посетившим его в Париже, он заявил: -Ваша столица может бьпъ создана здесь, на Рю-де-Севр, 35. Будьте уверены — мы решим все проблемы»5. Оставляя за собой решение прин-1 ципиальных градостроительных задач и проектирование монументальных зданий, он привлек Пьера Жаннере и английских активистов CIAM — Максуэлла Фрая и Джейн Дрю — для работы на месте, лишь изредка посещая строящийся город.

Площадка для него была выбрана среди незастроенной равнины, мягко спус-.: кавшейся от предгорий Гималаев. Эскиз Новицки и Мейера, основанный на функциональном зонировании, предлагал вынести комплекс правительственных зданий — Капитолий — за пределы города, в сторону гор. Город развивался от него в юго-западном направлении, организуемый веером радиальных дорог живописного начертания. Ле Корбюзье принял идею Капитолия как обособленного монументального центра, но город виделся ему в основе своей регулярным, причем ортогональная геометрия топологической схемы смягчалась координацией со свободными очертаниями природных элементов. Регулярность была неотделима от рационалистической идеологии Ле Корбюзье.

В случае с Чандигархом он мог сослаться и на культурную традицию, аналогию с регулярной планировкой Джайпура, столицы Раджастхана, созданной в XVIII веке. Строительство началось в 1952 г. по генеральному плану, переработанному Ле Корбюзье.

Структурную основу города Л в Корбюзье подчинил своей теории «7 V* — семи иерархически соподчиненных видов путей движения. Он утверждал, что «эта система аналогична сочетанию кровообращения, дыхания и лимфатической системы в биологии. Там эти системы абсолютно целесообразно построены, отделены одна от другой и не имеют между собой противоречий. Существующие в гармонии, они сами создают порядок*0. Подобную систему Ле Корбюзье стремился заложить и в основу генерального плана Чандигарха. Территорию первой очереди строительства, рассчитанную на 150 тыс. человек, Ле Корбюзье рассек крестом главных магистралей. Прямоугольная сеть магистралей второго порядка членит ее на тридцать «секторов» средней величиной 800×1200 м. В продольном направлении секторы пересечены озелененными полосами, продолжающимися из сектора в сектор сквозь весь городской массив. По этим полосам проложены пешеходные дороги, вдоль них размещены школы, спортивные и детские площадки. В поперечном направлении секторы разрезаются посредине внутренней дорогой, вдоль которой отводятся места для магазинов. На пересечении зеленой и торговой осей предлагались места общественных центров. Внутренние связи секторов дополнены сетью пешеходных дорожек.

Начинаясь от Капитолия, город пронизывает Долина досуга, озелененное русло реки, наполняющейся только в сезон муссонных дождей. Эта свободно очерченная полоса должна была стать городским парком. С ней сливается сектор, занятый комплексом университета; сектор № 17 у пересечения главных магистралей отведен для делового центра с обширной площадью.

В Чандигархе Долина досуга — главное из них. Но обычное для Европы времяпрепровождение в городском парке не принято в индийском обществе, ориентированном на дом и семью. Не наполнились жизнью и зеленые полосы секторов, основную часть которых узурпировали ремесленники, работающие под открытым небом, и торговцы с лотками и повозками.

Секторы должны были стать основой соседских общин. Однако, в отличие от микрорайонов на Западе, школа не могла служить их ядром. В Индии система образования не унифицирована, и выбор школы определяется не территорией, а социальным статусом, религиозной принадлежностью и экономическими возможностями родителей. По социологическим исследованиям, в уже завершенной первой очереди строительства Чандигарха 98% детей посещали школу за пределами своего сектора7. Запроектированные комплексные торговые центры секторов не отвечали принятому на Востоке обычаю — торговать в одном месте одним видом товара. Их переделывали для групп магазинов единого профиля, которые дополнялись рядами стихийного уличного базара. Громадная площадь общегородского торгового центра надолго осталась пустырем.