Хаотичности окружения противостоит форма другого московского банковского здания — Уникомбанка (1994-1996, архитекторы Д. С. Солопов, Л. В. Алтабаева, Л. А. Иванова, В. В. Колосницын, Д. В. Пшеничников, Г. Коссдорф) как самодостаточного объекта, задающего начала организации прилегающей территории.

В основу положена деконструкция кубического тела. Квадрат его плана рассечен на два треугольника; в одну из образованных таким способом призм врезана еще одна; гипотенуза ее плана параллельна диагонали квадрата. Наклоны верхних граней завершили стереометрию гигантского кристалла (объем 50 тыс. куб. м), структура которого подчеркнута контрастами светоотражающих стеклянных плоскостей и поверхностей каменной облицовки. Игра трехмерных очертаний стала основой метафор — кристалл, хрустальный ларец, хранилище драгоценностей.

Диагональное пространство между главными призмами превращено в высокий атриум. Со стороны Даева переулка в эту форму введены вторичные кристаллические структуры, образующие портал главного входа. Он служит переходом к пространственным эффектам и метафорам интерьера. Узкий атриум обрамлен колоннами, поднимающимися до стеклянного покрытия. Пролеты между ними забраны панелями светоотражающего стекла. Вертикально устремленное пространство напоминает неф готического собора. Отражения продолжают его, создавая в «Зазеркалье» виртуальный образ многонефного зала. Ма первом этаже интервалы между колоннами не заполнены, и пространство атриума реально растекается по сторонам, переходя в верхний уровень расположенного в цоколе зала работы с клиентами. Пол атриума мостиком проходит над ним, к его уровню спускаются эскалаторы. Метафоры интерьера складываются в символ банковской системы, где границы между виртуальным и реальным не всегда ясны даже посвященным. Театрализованную зрелищность дополняет организация искусственного освещения — сочетания заливающего и направленного света, созвездия точечных светильников. Стеклянные панели отделяют холлы этажей от атриума (с их стороны поляризованное стекло прозрачно).

Внешний периметр объема занимают офисы и кабинеты. Авторы Уникомбанка, переосмыслив принципы хай-тека и деконструктивизма, не повторяли известного, но создали свою вариацию, корректную и целостную.

Появился и вариант банковских зданий с группами офисов в высотном объеме. Здание Сбербанка РФ в Москве расположено на участке сложных очертаний (1994-1996, архитекторы Л. В. Вавакин, В. В. Стейскал, Н. В. Лютомский и др.). Шарниром, связавшим развернутые под углом блоки, служит ротонда входной части. Над массивами четырехэтажных корпусов, где расположены высокие операционные залы-атриумы, поднимаются подчеркнуто угловатые высотные пластины офисов в 16 и 26 этажей. Их объемы сформированы сочетанием стеклянных экранов и плоскостей, облицованных камнем. Жесткой геометрии этого здания противостоят динамичные криволинейные очертания массива Инфобанка на юго-западе Москвы (1999, архит. А. Л. Бавыкин и др.). Подчеркнуто целостная масса со стенами из кирпича, окрашенного в темно-синий цвет, прорезанная непрерывными лентами окон, стала выразительной репликой экспрессионизма двадцатых, не связанной метафорически с функциональной спецификой.

Напротив, живое красноречие метафор выделяет здание отделения Сбербанка на Волгоградском проспекте в Москве (1996, архит. М. Д. Хазанов). Центр обращенного к проспекту фасада акцентирован изящной металлической структурой навеса. По верху фасад замкнут плавной кривой парапета, сквозь проемы в котором видны стальные формы-аркбутаны, гасящие распор свода. Со стороны двора в асимметричный изгиб стены вписана ротонда служебного входа. Небольшой объем получил сложную неоднозначность художественного текста, внося осмысленный акцент в монотонное окружение, где доминируют стандартные дома.

Сухую прагматичность как качество небольшого офиса отверг А. Р. Асадов, по проекту которого построено административное здание на Нижней Красносельской улице в Москве (1994-1996). В его основу вошли надстроенные стены двух старых корпусов, объединенных вставкой с атриумом, лифтами и лестницей. Сохраненные фрагменты старых стен подчеркивают изящную легкость хай-тека металло-стеклянных конструкций вставки и «зонта», не столько защищающего, сколько обозначающего вход. Не в конкретности формы, но в установке на свободное формотворчество здесь можно провести параллель с работами Френка Гери. Еще более свободными манипуляциями с формой отмечена пристройка к глухому торцу здания на Большой Спасской улице в Москве (1995-1998), своей забавной «игрушечностью» снимающая монотонную безликость окружения. Перестраивая доходный дом в стиле модерн (1905-1907) в здание Центральной избирательной комиссии РФ в Москве (1998-2000), Асадов достиг качественного изменения функционально-пространственной структуры и образности здания, объединив его вокруг преображенного в торжественный атриум внутреннего двора, перекрытого легким металло-стеклянным куполом конического очертания. Жесткую симметричность двора, сохранившего изначальные формы, сбивает стеклянная башня панорамного лифта. Асимметричность поддержана крупным рисунком гранитной мозаики пола, изображающей компас. Оси его, подчиненные реальным направлениям по странам света, отклоняются от архитектурных осей.

Тональности и формальному языку метафор в жизнерадостной игре с формами, которую развил Асадов, полярен минимализм офисов, построенных бюро «Остоженка» (рук. А. А. Скокан). Характерно офисное здание, примыкающее к Тверской улице, Москва (1998-2000). Чистая геометрия протяженных призматических объемов со стенами, равномерно перфорированными окнами, смягчена лишь их легким изгибом, следующим трассе Дегтярного переулка. Достигнута точная соразмерность сложившемуся пространству.

Престижность центральных районов побуждала вовлекать в сферу деловых функций существующие постройки. Крупный объект, в котором соединены малоэтажные исторические здания и крупномасштабная современная структура, — деловой центр МОСЭНКА на Таганской улице, Москва (1994-1996, архитекторы С. Б. Ткаченко, О. Л. Дубровский). Цепочка скромных двухэтажных домов XIX столетия образует фронт застройки улицы. Над ней поднимаются новые блоки — полуэллипс в плане, ступенчато повышающийся по мере удаления от уличного фронта с четырех до девяти этажей, и прямоугольные блоки. Горизонтальные полосы остекления криволинейного блока своей энергичной динамикой связывают разномасштабные и разнохарактерные части в сложное целое.