Не избежали сухости и схематичности решения и создатели храма «Всех Святых, в земле Российской просиявших» («Спаса на Крови») в Екатеринбурге (2000-2003 г., арх. В.П. Морозов, В.Ю. Грачев, Г.В. Мазаев). Барабаны куполов пятиглавого храма представляют собой аркады на колоннах — остекленные в центральной главе и открытые (для звонниц) в боковых. Колонны барабанов сделаны темно-коричневыми, в то время как весь храм (кроме цоколя) белый. Это сделало колонны посторонними вставками, ввело тему монтажа, а не органического роста сооружения. Можно заметить, что соединение «современных» и традиционных деталей, как правило, производит впечатление механистичного монтажа, что сильно сказывается на образе целого.

Наряду с монтажом строительный техницизм может проявляться в схематизации форм, лишающей произведение не только органичности, но и вообще композиционной логики взаимосвязи элементов. Так, петербургский храм в Охте И.Л. Бусева-Давыдова не без оснований охарактеризовала как гибрид церкви Покрова на Нерли и хрущевской пятиэтажки33. Такое же нарочитое упрощение форм, соединенное с мотивами монтажа, присутствует в московском храме, который, судя по всему, должен был дать современную версию произведения классицизма. Это церковь Святителя Иннокентия в Бескудникове (Москва).

Материал показывает, что более продуктивным оказывается путь поиска формы современного храма не в привлечении мотивов индустриального домостроения, а в опоре на лаконичность стеновой конструкции. Вполне тради- ционны и важны для храма монументальность стены, ее органическая связь с землей. Лаконичность же была присуща ряду исторических школ храмостроения, но в то же время она близка тенденциями современного зодчества. Традиционная иконография чаще всего используется при этом сдержано, добавляя лишь немногое к необходимым знаковым формам (куполу или куполам с крестами).

Вполне успешной была опора на тему стены в храме Преподобного Сергия Радонежского на Средней Рогатке в Петербурге (1999 — 2001 гг., арх. А.Лебедев). Автором использованы традиционные приемы псковской архитектуры — крупная луковица главы на барабане с узкими проемами, восьмискатная кровля, глухие стены с небольшими окнами, колокольня, напоминающая стоящую в Малы. Новым мотивом, вписавшимся, однако, в логику традиционного формообразования храмов допетровской Руси стало ступенчатое повышение кровли над лестницей, ведущей на колокольню (этот образ восхождения встречается в произведениях и XIII, и XVII вв.). Время постройки выдает упрощенная, несколько геометризованная пластика стен, однако композиция в целом такова, что это не вредит образу храма.

Совсем другой иконографический тип или, точнее — группа прототипов присутствуют в часовне Святителя Василия Великого на территории Мичуринского сада ВВЦ. Основа храма — массивная белокаменная стена, все четыре фасада имеют арочные килевидные завершения. В основании арок-резные капители- консоли, углы в верхней своей трети оформлены трехчетвертными колонками, «вырастающими» из своих резных консолей. Налицо соединение тем древнерусской и романской архитектуры. Однако романские мотивы, встречавшиеся и на Руси, не разрывают целого. Все объединяет тема монолитной стены с тонким резным декором.