Воскресенский храм стоял на деревянном фундаменте. Он сохранял пятиглавый характер предшествующего; кровля и главы покрыли “чешуей” (осиновым лемехом). По сторонам располагались двенадцать окошек разных мер. Внутри находилось присутственное место государыни и рядом — печь “изросчатая”. Наверху были хоры, к которым вела деревянная лестница. Церковь украшало медное паникадило. Колокольня была поставлена на деревянные сваи — “столбы”. Она стояла на запад от храма и смотрелась самостоятельным сооружением. Церковь строилась спешно и, вероятно, не очень добротно. В 1754 г. она была в аварийном состоянии: “В церкви и в алтаре по стенам во многих местах имеетца теча и бревна згнили”. Вновь было приказано переделать храм, используя сосновые бревна, оставшиеся от разборки дворца. Смета на ремонт составила 497 руб. 20 коп. Работы надлежало провести “самым добрым исправным и препрочным мастерством”. 3 сентября 1754 г. подряд на ремонт взял купец второй гильдии Егор Васильев. Архитектурные работы были поручены зодчему Кафтыреву, который составил план перестройки, представлявший единственный пока найденный детальный чертеж церкви Воскресения при Старо-Преображенском дворце.

На основании этого документа возможно реконструировать размеры всех частей храма, которые, вероятно, мало отличались от параметров предыдущего. Чертеж изображает трапезную, церковь, светелку, чулан, две паперти (северную и южную), алтарь с амвоном. Новую колокольню предполагалось прирубить вплотную к западной стене храма. Не вдаваясь в детальные числовые соотношения, отметим, что церковь была средних размеров. Наибольшая ее длина с включением колокольни, трапезной и алтаря составляла 12 саженей при ширине основного объема 6 саженей. В 1754 г. под церковь был подведен каменный фундамент. Вскоре построили новые хоры с перилами по периметру основного объема храма. Хоры опирались на шесть деревянных столбов; к ним вела лестница, начинавшаяся у южной стены трапезной. Кровлю перекрыли, а наружные стены велено было обить тесом. Главы вновь были обиты жестью; в алтаре “пять окончин слюденые новые, в том числе два красных; во всех решетки железные. При означенной же церкви колокольня деревянная на четырех столбах с перилами, на ней колоколов 9 привешены на веревках, в том числе один разбит”. Ремонт закончился в 1755 г.37. Судя по описи Главной дворцовой канцелярии 1765 г., храм был весьма традиционен. В отличие от Воскресенской церкви Покровского, прекрасной деревянной барочной постройки М.Г. Земцова, в Преображенской церкви не заметно сколько ни будь существенного обращения к господствующему стилю эпохи: своими традиционными формами она стоит ближе к сельским церквям, нежели к дворцовым. Отчасти это можно понять как желание более точно воспроизвести предшествующую постройку. С другой стороны, Главная дворцовая канцелярия экономила средства. Отсюда — рядовой проект перестройки. Для рубки вызывались мастера с периферии, не связанные с утонченными вкусами двора.

О дальнейших переделках и ремонтах храма сообщают, в частности, описи 1754, 1765, 1787 гг. В 1750 — 1751 гг. шли мелкие ремонтные работы под смотрением архитектора Обухова. В 1751 г. местный священник Иоанн Петров просил, чтобы церкви сделали ограду. Построенный забор охватил территорию в 40 саженей длиной и 36 шириной, включая, очевидно, и небольшое кладбище. В 1755 г. срубили новую колокольню, которую “для прежней прочности” укрепили железом. Подрядчиком был крестьянин Гвоздинской волости Леонтий Никифоров. Для колокольни в середине XVIII в. мастер Слизов отлил три колокола. В 1752 г. к Пасхе велено было обновить местный образ Воскресения Христова и сменить обветшавшие служебные книги на новые. В середине XVIII в. отпустили две новые хоругви, расписанные “самым добрым мишурным мастерством”, и купили серебряные сосуды. В 1781 г. у московского купца Алексеева “проторгован” серебряный ковчег в 394 золотника.

Впрочем, как следует из описи 1787 г., большая часть храмовой утвари была ветхой и нуждалась в замене или починке. Иконы храма содержались в большем порядке — та же опись не называет ветхого иконостаса. При этом отмечаются “писанные на полотне” 17 образов, которыми заменили ветхие иконы. В 1787 г. к югу от церкви стали возводить строение Ново-Екатерининской богадельни. Когда работы подходили к концу, 17 декабря 1789 г. Екатерина II распорядилась упразднить Воскресенский храм за ветхостью, а утварь отдать в богаделенную церковь, “к которой причислить бывшего при первой священника с причетниками”. 19 июня 1790 г. храм был сдан смотрителю богаделенного дома. В том же году богаделенную церковь освятил митрополит Платон.

А что же стало с деревянным храмом? На планах и в документах первой половины следующего столетия он не отмечен. Строение было попросту разобрано, а ценившийся белый камень фундамента предприимчивые власти, очевидно, продали, как и остальные каменные строения дворца.

Итак, выстроенный и обустроенный во времена царя Алексея Михайловича, храм простоял до 1740 г. и был разобран вместе с дворцом. При сооружении новой церкви сохранили черты старой архитектуры. Став приходской, церковь простояла до 1790 г., когда была упразднена и вскоре разобрана.