Резиденцией государей в полном смысле этого слова монастырь был лишь во второй половине XVII в. На протяжении синодального периода приезды царствующей фамилии в обитель стали непродолжительными. Это были приезды на официальные торжества (например, после коронации) или традиционные обозрения империи, обязывавшие посещать наиболее чтимые православные храмы, а также богомольные походы, частные поездки.

В мае 1818 г. в обители побывали супруга и мать Александра I — Елизавета Алексеевна и Мария Федоровна. В письмах к своей матери маркграфине Баденской Елизавета Алексеевна вспоминала о чудесных весенних днях, проведенных в окрестностях Москвы, почти в каждый из которых она посещала усадьбу, монастырь, какое-либо историческое или просто живописное место. Сохранилось описание пребывания Елизаветы Алексеевны в Саввине монастыре. Из Нового Иерусалима 14 мая она направилась в Звенигород, где была “у врат монастыря встречена наместником со крестом и святою водою, при звоне колоколов и чрезвычайном стечении народа. В монастыре государыня, приложась к мощам св. Саввы, изволила принять поднесенную от наместника икону сего преподобного, потом изволила быть в ризнице и смотреть ризы… После сего ее величество изволила ходить по комнатам дворца и прогуливалась несколько времени за оградою монастыря.” Пробыв в обители около четырех часов, императрица возвратилась в Новый Иерусалим и вечером того же дня вернулась в Москву 1.20 мая “тамошнее духовенство исходило в сретение ее императорскому величеству” Марии Федоровне.

Визиты двух императриц найдут свое отражение в интерьере женского кабинета в зале эпохи Александра I. Сведений о пребывании в Звенигороде самого императора не обнаружено.

Приезды царствующей фамилии в монастырь и пребывание в нем проходили будто бы по одному сценарию. Гости торжественно встречались у входа, потом направлялись в Рождественский собор для поклонения святым мощам, немного отдыхали (обычно в стенах дворца) и после осмотра ризницы, памятников и окрестностей покидали обитель.

В 1837 г. в Саввине монастыре побывал наследник престола цесаревич Александр Николаевич. В возрасте 19 лет он отправился в поездку по империи, которая длилась восемь месяцев. По выражению Николая I, “путешествие наследника имеет двоякую цель: узнать Россию сколько возможно и дать себя видеть будущим подданным” 3. Александра Николаевича сопровождал его воспитатель, поэт В.А. Жуковский, который сравнил это путешествие со “всенародным обручением наследника с Россиею”. А.Н. Муравьев оставил описание посещения наследником монастыря в конце июля 1837 г.: “Великий князь, поклонясь мощам пустынного основателя…, взошел отдохнуть в жилище своего предка и полюбопытствовал видеть его домашнюю утварь: двое ветхих кресел стояли в приемной зале, а дубовая кровать царя в одном из отдаленных покоев. С балкона любовался великий князь живописным течением Москвы-реки по глубокой цветущей долине…” Привязанность к Саввину монастырю великий князь сохранил на всю жизнь и, будучи императором, часто бывал в обители.

Наиболее пышный и торжественный визит в Саввин монастырь царствующей фамилии был в 1839 г., год 25-летия Бородинского сражения. В августе 1812 г. в монастыре остановилась часть французского корпуса вице-короля Италии принца Евгения Богарне. Во время чудесного ночного видения преподобного Саввы принцу (скорее всего, это произошло в стенах дворца), звенигородский чудотворец обещал сохранить ему жизнь, если солдаты оставят мощи святого неприкосновенными. Вернувшись невредимым на родину, Богарне завещал сыну, герцогу Максимилиану, непременно побывать в России и поклониться мощам пр. Саввы. В 1839 г. герцог обручился с великой княжной Марией Николаевной, дочерью Николая I. Их потомки до 1917 г. жили в России и именовались князьями Романовскими, герцогами Лехтенбергскими. Известно, что эта линия дома Романовых почитала преподобного Савву как своего покровителя. В 1839 г. после присутствия на праздновании Бородинского юбилея герцог Максимилиан с супругой отправились в Саввин монастырь поклониться мощам его основателя. Тогда же обитель посетили император Николай I и великие князья — Михаил Павлович и Александр Николаевич.

События Отечественной войны 1812 года и визит 1839 г. найдут свое отражение в залах эпохи Александра I и Николая I. В 1841 г. цесаревич Александр Николаевич и его супруга Мария Александровна в год своего бракосочетания вновь побывали в Саввине монастыре.

Александр II не раз приезжал в Звенигород. 27 июля 1864 г. у княгини Голицыной императором было куплено имение Ильинское Звенигородского уезда. Среди причин частых приездов императорской фамилии в Звенигород было не только близкое соседство, но и личное расположение к настоятелю епископу Леониду, викарию московского митрополита Филарета (Дроздова). Леонид происходил из дворянской семьи, близкой к императорскому двору, и сам неоднократно встречался с императрицей Марией Александровной, т. к. преподавал в институтах ее ведомства.

Первый визит Александра II и его супруги в Саввин монастырь при настоятельстве епископа Леонида состоялся 8 июня 1861 г. Епископ подробно описал все обстоятельства посещения в письме митрополиту Филарету. Александр Николаевич и Мария Александровна пробыли в обители около четырех часов. За это время был отслужен краткий молебен у мощей преподобного Саввы, осмотрены ризница, памятники монастыря. В стенах дворца был дан обед. После стола и чаепития император с супругой в сопровождении настоятеля отправились в скит преподобного Саввы (примерно в полуверсте от монастыря). “При этом, — писал епископ, — государыня с любовию говорила о ските и, когда я сказал, что братия скитская называют ее своею хозяйкою, она много и приятно смеялась”.

Будучи в Москве, Александр II традиционно посещал четыре монастыря в ее окрестностях в такой последовательности: Троице-Сергиев, Спасо-Бородинский, Саввино-Сторожевский и Ново-Иерусалимский. Визит 1861 г. не был исключением. Последующие посещения монастыря во второй половине 60-х гг. совпадали с пребываниями императора и его семьи в Ильинском.

Местом кратких пребываний высочайших гостей служил дворец. На первом его этаже располагались братские кельи и подсобные помещения, на втором — кельи настоятеля и наместника, парадные залы с портретами. Государю отводились для отдыха архиерейские покои и кельи наместника. Специальных помещений, предназначенных для пребывания императорской фамилии, во дворце, видимо, не было. Например, во время приема 1866 г. детей Александра II Сергея и Марии епископ предлагал им отдохнуть с дороги во дворце: “Великой княжне моя половина, а великому князю — наместникова. Подобно было и при посещении их величеств”.

В зале эпохи Александра II предполагается воссоздать по сохранившимся описаниям кабинет императора в Ильинском. Недавно музеем был приобретен относительно полный кабинетный гарнитур второй половины XIX в. В зале будут выставлены изображения епископа Леонида и митрополита Филарета, которые не раз бывали в монастыре.

Видимо, Александр II был последним императором, посещавшим монастырь, т.к. документов, свидетельствующих о пребывании в Звенигороде Александра III и Николая II, не обнаружено. Но связь царствующей фамилии с монастырем не прекратилась, и это выразилось через любовь и внимание к обители со стороны великого князя Сергея Александровича и его супруги Елизаветы Федоровны.

Впервые Сергей Александрович был в монастыре в 1861 г. четырех лет от роду, но более близкие отношения великого князя с епископом Леонидом установились зимой 1865 г. Сергей Александрович присутствовал при архиерейском служении епископа в Чудовом монастыре. После литургии “посетил преосвященного и с этого времени между ними началось знакомство, которое не прекращалось до последнего времени” 11. Великий князь встречался с епископом в Москве, Петербурге, Ильинском и, конечно, в Саввино-Сторожевском монастыре. Эти встречи проходили с разрешения императрицы и в присутствии воспитателя великого князя Д.С. Арсеньева, который был рад влиянию епископа на Сергея и сам часто способствовал их встречам. Во многом та твердая православная вера, которой отличался великий князь, была привита ему настоятелем Саввина монастыря. На протяжении всей жизни великий князь считал преподобного Савву одним из своих небесных защитников и сам являлся покровителем звенигородской обители. В описании монастыря 1904 г. есть следующие строки: обитель “никогда не забудет… благосклонного внимания великого князя Сергея Александровича… и всегда будет помнить, что кроме своего святого на небе молитвенника и покровителя она имеет и на земле своего царственного покровителя в лице его императорского высочества” 12.

Сергей Александрович по завещанию императрицы наследовал имение Ильинское в 1880 г. 13 и на протяжении 80 — 90-х гг. приезжал в Саввин монастырь довольно часто вместе с супругой; иногда к ним присоединялся великий князь Павел Александрович. После трагической гибели Сергея Александровича великая княгиня продолжала покровительствовать обители и городу. Например, после наводнения 1908 г. Елизавета Федоровна пожертвовала значительные суммы населению Звенигородского уезда. В 1911 г., когда в интерьере Рождественского собора были произведены неудачные изменения, общественность обратилась именно к ней с просьбой прекратить переделки 14. Но ярче всех примеров покровительственного отношения к Звенигороду со стороны Елизаветы Федоровны является ее благотворительная деятельность во время Первой мировой войны.

В 1915 г. за шесть часов пребывания в Звенигороде она присутствовала на литургии в Рождественском соборе, посетила настоятеля, осмотрела два лазарета в монастыре и четыре в городе. Перед отъездом в Москву “под председательством великой княгини состоялось заседание… звенигородской комиссии Комитета помощи семьям лиц запасных воинов” ь. В музее сохранились документы Комитета ее императорского высочества по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну, — благодарность звенигородским жителям за обмундирование и другого рода содействие фронту. Эти документы займут свое место в будущей экспозиции в зале эпохи Николая II.

Воспоминание об одном из последних визитов царствующей фамилии в монастырь сохранила одна из старейших жительниц Звенигорода. В предвоенные или уже в военные годы возле городского храма Вознесения остановились две пролетки, из которых вышли несколько женщин в темных одеждах. Одна из них была матерью царствующего императора — императрица Мария Федоровна, которая заказала в храме молебен о здравии. Она возвращалась из Саввина монастыря в Москву, видимо, в сопровождении монашек.

Уже упоминалось о визитах в монастырь сына Александра II — великого князя Павла. Он, и впоследствии его дети Мария и Дмитрий, были покровителями Братства во имя преподобного Саввы, созданного в 1901 г. для помощи ученикам Звенигородского училища. Училище располагалось в стенах монастыря. Среди высочайших особ, также покровительствовавших братству, значатся великие князья Иоанн и Гавриил Константиновичи.

Рассказ о связи императорской фамилии с монастырем был бы неполон без упоминания линии герцогов Лейхтенбергских. Принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская, внучка Евгения Богарне, была одной из наиболее постоянных и щедрых покровителей Братства и монастыря. За другого внука Евгения Богарне — великого князя Сергея Николаевича — у раки преподобного Саввы во время Первой мировой войны служили молебны о здравии. Его мать, Анастасия Николаевна, супруга Верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича (младшего), просила монахов “молиться за сына, воина Сергея”.

Кроме особого покровительства линии князей Романовских преподобный Савва считался “святым молитвенником о царях Богом избранных” — такие слова были написаны на лампаде, подаренной обители Сергеем Александровичем и Елизаветой Федоровной в память коронации Николая II 18. В этом видно соблюдение традиции почитания преподобного Саввы еще первыми царями Дома Романовых, традиции, которая не прерывалась на протяжении трех веков царствования династии.