Одно из самых значительных сооружений К.А. Тона — Большой Кремлевский дворец — представлен в фонде графики Государственного историко-культурного музея-заповедника “Московский Кремль” серией проектов и рабочих чертежей, насчитывающей более пятисот единиц хранения. В нее входят чертежи Большого Кремлевского дворца, Оружейной палаты и здания апартаментов их высочеств, составляющие единый архитектурный комплекс. К ним также относятся выполненные К. А. Т оном и его помощниками чертежи Грановитой палаты и Теремного дворца — построек, которые органично вошли в новый ансамбль. Знакомство с этой группой собрания архитектурной графики дает возможность воочию представить процесс и этапы проектирования Большого Кремлевского дворца, возведение которого стало самой грандиозной стройкой в Московском Кремле в XIX столетии.

Сооруженный в Кремле в середине XVIII в. Зимний дворец Ф.Б. Растрелли был перестроен в конце того же столетия Н.А. Львовым. После изгнания Наполеона, сильно разрушенный, он был восстановлен, а в 1817 г. перестроен по проекту В.П. Стасова. Но даже в обновленном виде и надстроенный третьим этажом дворец постепенно перестал отвечать своему назначению императорской резиденции в древнем центре Российского государства. В 20 — 30-е гг. XIX в. существовали планы переделки интерьеров и приспособления дворца к новым требованиям, а также постройки нового зала на месте Боярской площадки. Этот зал был призван расширить площадь дворца и связать между собой древние и новые постройки. Сохранилось несколько его проектов. Они подписаны Иваном Горским, Николаем Забниным, Михаилом Лопыревским, Иваном Михайловым и выполнялись в 1836 г. или ранее. В этой связи необычайно интересным представляется проект зала на Боярской площадке 1837 г. О. Монферрана. Его центральное пространство перекрыто огромным плоским куполом, навеянным, вероятно, Пантеоном, а боковые части оформлены арочной колоннадой. Во внутреннее пространство была включена и Золотая лестница, ведущая на Верхоспасскую площадку.

Начиная с 1838 г. проекты переделки дворца не ограничивались уже строительством нового зала, а рассматривались Николаем I в соответствии с более масштабными задачами. В феврале 1838 г. работы по проектированию и строительству новой императорской резиденции поручаются К.А. Тону, чья ориентация на национальный русский или русско- византийский стиль импонировала императору и стала распространенной тенденцией не только в культурных кругах, но и соприкасалась с государственной доктриной: православие, самодержавие, народность. Известно, что замысел нового Кремлевского дворца принадлежал лично императору. Николай I в обращении к национальным истокам видел одну из прочных основ российской государственности. В этой связи работы по обновлению Кремля были ознаменованы помимо строительства нового дворца еще и восстановлением разновременных древних построек и храмов, которое осуществлялось с 1830-х гг.

Строительство дворца шло очень динамично. С 1838 г. одновременно с проектированием нового дворца велась разборка старого. Вместе с К.А. Тоном, который являлся главным архитектором проекта, работала большая группа талантливых зодчих: Ф.Ф. Рихтер, Н.И. Чичагов, В.А. Бакарев, П.А. Герасимов, Н.А. Шохин и др. К.А. Тон осуществлял общее проектирование, руководил архитектурными и инженерными работами. Им были выполнены и отдельные проекты внутреннего убранства.

В проектировании комплекса зданий принимала участие и группа архитекторских помощников — более двадцати человек. Некоторые из них позднее получили звания архитекторов и даже академиков архитектуры. Ими выполнялись чертежи фасадов, планы, разрезы, разрабатывались детали интерьеров. Выполнение эскизов паркетов и ковров, рисунков дверей для Парадной половины было поручено академику живописи Ф.Г. Солнцеву. Чертежи интерьеров с их внутренним убранством (мебель и ее размещение в планировке, эскизы драпировок, каминов, светильников, дверей Собственной половины) в большинстве своем выполнены группой помощников К.А. Тона, в частности Н.И.Чи- чаговым. Осенью 1838 г. проект нового дворца был готов. В 1841 г. был утвержден окончательный вариант фасада, хотя, как свидетельствуют отдельные чертежи и эскизные проекты внутреннего убранства, доработка проекта продолжалась по ходу работ вплоть до 1848 г. В апреле 1849 г. Большой Кремлевский дворец был торжественно освящен.

Рассматривая планы дворца, Оружейной палаты и апартаментов, нужно отметить сложное пространственное решение комплекса и несомненное стремление автора увязать его со старыми кремлевскими постройками. Известная свобода планировки, присущая древнерусскому зодчеству, учитывалась К.А. Тоном и входила в творческий замысел архитектора при проектировании. В то же время Кремлевский дворец ориентировался на европейские образцы дворцовой архитектуры и был выстроен в виде каре вокруг церкви Спаса на Бору, а боковыми крыльями примыкал к Теремному дворцу.

Несколько планов дворца 1838 г., хранящихся в фонде графики Кремлевского музея, не отличаются принципиально друг от друга. Разница состоит в деталях и вариантности расположения отдельных помещений. Чертежи фасадов были исполнены в туши и цвете, отдаленно напоминая раскраску взятого в качестве образца отреставрированного в 1836 г. Теремного дворца. Они выполнены архитекторскими помощниками А. Белоголововым, П. Герасимовым, И. Горским, П. Ивановым, С. Ивановым, А. Любимцевым, М. Трубниковым. Выступающая терраса, прототипом которой в древнерусских постройках являлись гульбища, наличники окон с висячей гирькой и т. п. изначально положены в основу проекта. Разнились они лишь в деталях: резные наличники или резные колонки и пилястры, резные фризы, напоминающие декор Теремного дворца, и соотношение этого декора на фасаде. Один из проектов предполагал завершение центральной и боковых частей дворца тремя куполами или, как вариант, бочкообразным покрытием вместо центрального купола и боковыми куполами меньшей величины.

Проекты Большого Кремлевского дворца рассматривались и утверждались лично императором. На некоторых из них имеются резолюции Николая I: “Быть по сему”. Подавляющее большинство чертежей и эскизов с проектами внутренней отделки и украшений дворца подписаны министром императорского двора князем П.М. Волконским после обсуждения их с императором, а иногда и с императрицей. Проект дворца с тремя куполами по центральному фасаду хотя и был утвержден самодержцем 5 марта 1838 г., в процессе строительства осуществлен не был, т. к. новый дворец в таком воплощении принял бы на себя излишне доминирующую роль в соседстве с ансамблем Соборной площади.