В семидесятые, когда вместе с крайностями хрущевского времени угас утопический пафос всеобщего уравнения, а вместе с ним — принцип архитектуры, вы- Архитектор Кристиан Портэампарк.

Из промышленной технологии, исчезли причины обособления советских зодчих от мирового архитектурного процесса. Но сближение с архитектурой Запада не пошло далее восприятия принципов неофункционализма. Драматичный распад «современного движения» на советскую архитектуру не распространился. Рационалистические принципы творчества для нее остались неколебимы. Ее внутреннее развитие после динамичных перемен в шестидесятые замедлилось. Возникновение новых направлений на Западе под воздействием постмодернистской культуры лишь отстраненно наблюдалось. Их влияние, которое все же стало обнаруживаться в восьмидесятые годы, не было глубоким и широко не распространялось. Советская архитектура осталась явлением, замкнутым в себе.

Ее развитие определялось, прежде всего, внутренними процессами. Между тем Советский Союз уже в начале семидесятых пришел к критическому рубежу— его международное влияние достигло высшей точки, но в экономике за фазой подъема следовало ускорявшееся снижение. Политическое руководство объявило целью стабильность, тенденции внутреннего реформизма гасли. Был провозглашен «развитой социализм». Начиналось время, названное позднее «эпохой застоя». Застойность наложила отпечаток и на архитектуру, которую сама медлительность эволюции отделила от динамизма процессов в архитектуре Запада и Японии. Впрочем, устойчивость позитивных установок, как и приверженность рационализму, позволяли советской архитектуре обеспечить необходимый уровень воспроизводства среды. Они же определили те особые ценности, которые внесены ею в архитектуру восьмидесятых.