В центре Шанхая среди групп мощных небоскребов французский архитектор Жан-Мари Шарпантье построил в сер. 1990-х гг. здание Большого театра, включающее большой зал на 1800 мест и два малых — на 600 и 250 мест. Залы охвачены кулуарами, галереями, вспомогательными помещениями. Вокруг сердцевины объема сложилась оболочка, обращенная вовне стеклянными стенами. Здание выглядит как хрустальный дворец, поднятый на высокий подиум. Над его массивом как бы парит поднятая на пилонах провисающая как тент железобетонная кровля, в глубоком желобе которой устроены репетиционные залы. Эффект парящей кровли вечерами усиливает подсветка ее нижней поверхности. Внутреннее освещение при этом открывает к окружению жизнь внутри хрустальной призмы. Романтичный образ связан тонкими, ненавязчивыми ассоциациями с национальной традицией — тяжелая кровля над относительно легкой прозрачной структурой; криволинейность очертания этой кровли. Деликатные аллюзии введены и в формы интерьера. Предложен еще один вариант «взгляда извне» на возможность формирования новой опознаваемо китайской архитектурной традиции.

Несомненно, что очень ценными для развития китайской архитектуры могут стать начатые малазийцем Кеном Еангом опыты создания специфической для китайских условий экологической архитектуры (36-этажный небоскреб «Эрмори тауэр» для Шанхая, отель, жилой дом и офис для острова Хайнань). Внушает опасения, однако, активная экспансия в Китай второстепенных американских проектных фирм с крепкой профессиональной хваткой, но не озабоченных сложными проблемами органичного вхождения в чужую для них национальную культуру.

За последние два десятилетия XX века в самой населенной стране мира архитекторы сумели преодолеть упадок и отставание, которые могли казаться необратимыми, вышли из полной изолированности, успешно восполняя образовавшийся вакуум информации. Ими сделано очень много в количественном измерении и, что еще более важно, в качественном восстановлении интеллектуального и творческого потенциала профессии. При этом они смело обращались к иностранному творческому опыту, отбирая то, что могло стать для них полезным. Они поставили перед собой очень трудные задачи и упорно продвигаются к их решению, выйдя к миллениарной дате на передовые рубежи мирового архитектурного процесса.