К концу шестидесятых смешанную застройку стали критиковать, обращая внимание, прежде всего, на недостатки башенных блоков — вызываемую ими социальную изолированность обитателей, нехватку лифтов (нормой было предусмотрено только два), неудобства для многодетных семей, укрупнение планировочного модуля, разрушающее сложившуюся сетку улиц. Выявилось предпочтение к традиционно невысокой относительно ровной застройке высокой плотности.

Первая очередь крупного массива Теймзмид (1966-1968) на берегу Темзы в юго- западной части Большого Лондона, соизмеримая с городами-спутниками, проектировалась в смешанной застройке. Однако в ходе осуществления стали преобладать линейные структуры в 2-4 этажа на высоких стилобатах с гаражами (тер- расхаузы и мезоннеты). связанные пешеходными улицами. Здания монтировались из крупных железобетонных панелей и получили террасообразную структуру. Отступы верхних этажей от улицы подчеркнуты широкими террасами, идущими вдоль фронта жилищ. Игра сдвигов фасадных плоскостей и террас перед ними, диагоналей лестниц, разрывов между корпусами придает живописность коротким улицам — вопреки лаконичности крупных сборных элементов.

Неофункционалистическая направленность характерна и для жилых домов- небоскребов. которые строились в шестидесятые годы во внутренних зонах городов США, где особенно проявлялась тенденция к сверхуплотненной застройке. Среди них — комплексы с дорогими жилищами, обеспечивающими не только комфорт и изоляцию от шумной и загрязненной внешней среды, но и безопасность.

Такая надежная самодостаточность отличает комплекс «Марина сити» в Чикаго, на набережной Чикаго-ривер (1964-1967, архит. Бертран Гольдберг). Две его круглые башни высотой в 61 этаж выделяются не только отличием от призматического стереотипа высотных зданий. Прием функционального зонирования распространен на всю группу. До 18-го этажа башни сформированы спиралями пандусов паркинга; выше, вокруг центрального цилиндрического стержня вертикальных коммуникаций, — кольца квартир. С башнями связан 16-этажный прямоугольный блок офиса. Группу объединяет двухъярусный подиум с садом наверху, включающий торговый и спортивно-оздоровительный центры, ресторан, кинотеатр, стоянку моторных лодок внизу. Жилища организованы в радиальных отсеках, завершенных по внешней стороне полукруглыми террасами. Последние придают башням своего рода крупную фактуру (что стало основанием расхожего сравнения их с кукурузными початками). Сочетание этого пластичного верха и спирали паркинга внизу несет в себе ироничную аллюзию на неразрывность человека и автомашины в американском образе жизни.