К. Роуч и Дж. Динкелу на площади ООН в Нью-Йорке поставили башни гостиницы и дополнительных офисов этой международной организации (1973-1976). Они еще ближе, чем Джонсон, подошли к превращению надоевших вертикальных призм в скульптурный объект. Их сечения меняются по высоте, вертикальные плоскости некоторых граней получили зигзагообразное очертание. Равномерная сетка каркаса навесных стен из зеленого стекла не подчинена высоте этажей и привычной масштабности; она воспринимается как фактура некоего определенного объекта. Антитектоничность и немасштабность приема очевидна. Дальнейшего применения он не получил.

Менее драматична форма двух башен Всемирного торгового центра в Нью- Йорке, спроектированных фирмами Минору Ямасаки и Эмори Рота (1966-1973). Сама по себе рекордная на то время высота — 110 этажей, 411 м — обеспечивала им заметность и впечатление монументальности. Квадратные в плане (66,7×66,7) одинаковые объемы имеют центральное несущее ядро, включающее вертикальные коммуникации, и несущие наружные стены периметр которых образует как бы жесткую трубу. Мощные горизонтальные связи, которыми объединены частые, сильно выступающие вертикальные ребра, невидимы извне. Воспринимаются только плотные ряды вертикалей, облицованных сверкающим белым алюминием. Вертикализм и зримая мате риальность наружной стены разработаны на основе исторической ВССОЦИЕ ции, что обычно для Ямасаки. Мощные пилоны, поднимающиеся на шестиэтажную высоту гигантских вестибюлей, разветвляются на три ребра, тяну щиеся до самого верха башен. Переход от пилонов к ребрам напоминает готические мотивы: стрельчатые арки, пучки тонких нервюр, устремившие в бесконечность. Деликатная пластика не порождает ощущения подавленсти, обычно возникающего в соседстве с гигантскими зданиями, но на расстоянии она не воспринимается, и в панорамы Манхэттена башни ВТЦ вторглись как гигантские лапидарные монолиты. Впрочем, комплекс оказывает на окружение не только визуальное давление. Его здания имеют 840 тыс. кв. м рабочей площади, вмещают 50 тыс. постоянных работников и привлекают более 80 тыс. посетителей в день, что приводит к перегрузке улиц, несмотря на то, что на семи подземных уровнях здесь создан мощный транспортный узел, включающий линии метров.

Высотный рекорд ВТЦ продержался недолго. Уже осенью 1974 г. самой высокой в мире стала башня торговой фирмы «Сёре энд Робек» в Чикаго — 109 этажей, 442 м (проект фирмы СОМ, главный инженер Фазлур-Хан). В отличие от холодного изящества серебристых башен ВТЦ, эта имеет структуру грубоватую и крупномасштабную; гигантское здание как бы «играет мускулами». Его основа — пучок из девяти одинаковых жестких труб квадратного сечения, как бы полых колонн, вырастающих из общего квадратного основания (68×68 м). Башни-колонны обрываются на разной высоте, образуя угловатый ступенчатый силуэт и энергичную расчлененность целого. Резковатые очертания башни рождают ассоциации с ранними проектами советских конструктивистов. Стекло темно-бронзового цвета в сочетании с черным анодированным алюминием определяет темный колорит, усиливающий восприятие тяжеловесной монументальности постройки.

Гонка в высоту после завершения «Сёре и Робек» приостановилась более чем на десятилетие, но затем взяла новый старт — уже не в США, а в юго- восточной Азии.