Созданный примерно в то же время промежуточный вокзал на французском отрезке линии — Лилль-Эуроп (1990-1994, архит. Ж.-М. Дютийель), который входит в состав комплекса Евролилль, покрыт стальной кровлей с динамичными криволинейными очертаниями, протяженностью в 500 м, которую несет система изящных и легких стальных арок и своеобразных форм с диагональными напряженными растяжками между стойками и без нижних поясов. Интерьер схематичен, но его легкость почти неправдоподобна.

Развивая потенциал выразительности конструктивной формы, испанский архитектор и инженер Сантьяго Калатрава использовал сочетания стальных и монолитных железобетонных конструкций, приводя их к экспрессионистическим символам, почти аллегоричным. Характерен построенный им железнодорожный вокзал Лион-Сатола в Лионе, Франция (1989-1994), где южная линия скоростной железной дороги выходит к аэропорту Лиона. Шесть линий железнодорожных путей лежат на нижнем уровне. Платформы, покрытые ромбическими пересечениями железобетонных балок, имеют длину 500 м. причем два средних пути, по которым проходят без остановки скоростные поезда, укрыты железобетонной оболочкой. Над платформами поднимается симметричная птицеподобная структура распределительного вестибюля-конкорса с мощными ребристыми крыльями стальных оболочек, опирающимися на расходящиеся стальные арки на опорах из монолитного железобетона. Ось треугольного зала перпендикулярна направлению платформ. Она ведет от главного входа, расположенного за -клювом» гигантской птицы, к автобусной станции, такси и началу крытого моста на бетонных опорах. На противоположной стороне движущийся тротуар моста ведет к терминалу аэропорта.

При всех аналогиях с экспрессионистической «обитаемой» скульптурой, которую Эеро Сааринен создал для терминала TWA в Нью-Йорке, постройка Калат- равы несет главные символические значения не в пластике массивных форм, а в структуре, демонстрирующей распределение усилий, в застывшей динамике графика сил, особенно жестко демонстрируемого стальной конструкцией.

К международной выставке ЭКСПО-98, проводившейся в Лиссабоне, Португалия, Калатрава построил новый вокзал Ориенте (1993-1998). Над восемью железнодорожными путями он создал навес 78×238 м, который назвал «деревьями на склоне холма». От железобетонных стволов этих деревьев расходятся металлические ветви, подхватывающие металло-стеклянные конструкции кровли.

Калатрава называет строительную инженерию «искусством возможного» и стремится создать новый словарь символических форм, основываясь на технических «нау-хау», а не просто «воспевании техники». Судя по эскизам Калат- равы, для его творческого процесса изначален образ-символ — антропоморфный, связанный с органическим миром или абстракцией эмоционального переживания. Его структурные и тектонические принципы переводятся в техническую идею, определяющую основные направления усилий и, соответственно, конструктивную структуру. Один из ярких примеров взаимопроникновения пластической выразительности и технической изобретательности — построенная к Олимпийским играм 1992 г. по проекту Калатравы радиобашня Монтжуик в Барселоне, Испания (1989-1992), ставшая символом города. Идея материализована в антропоморфном «знаке» высотой 119 м. Основа его — ствол прямоугольного сечения, наклоненный под углом 17° к вертикали, равным углу летнего солнцестояния в городе, — башня стала, таким образом, солнечными часами Развилка ствола наверху несет полуциркульный элемент, в котором подвешена вертикальная веретенообразная антенна. Раздвоено и основание башни. Порождающим началом символа послужил рисунок Калатравы, на котором изображена коленопреклоненная фигура, приносящая жертву. Во время Олимпийских игр башня служила узловым устройством радиокоммуникационных служб и мобильной телефонной связи. После их окончания она перестала функционировать и осталась ориентиром городского ландшафта.

Идея громадной сверкающей металлической кровли, созданной средствами постиндустриальной эпохи, как главного формообразующего начала, обрела в девяностые годы и некую самоценность. Стали появляться постройки, форму которых, ярко впечатляющую на фотографиях и изображениях с высоты птичьего полета, наблюдатель, остающийся на уровне реального окружения, может воспринять только фрагментарно. Один из подобных объектов — фабрика парфюмерной фирмы Л’Ореаль в Олне-су-Буа под Парижем. Ее построили архитекторы Дени Валод (род. 1946) и Жан Пистр (род. 1951), заявившие о стремлении соединить индивидуальный характер сооружения с самыми современными технологиями индустриального строительства. Часть, обращенную к магистрали. они оставили, открывая зелень круглого сада посередине. Три другие части перекрыты кровлей, образованной элементами типа «сэндвич» из алюминия и полиэтилена, имеющей сложное аэродинамическое очертание. В целом возникло подобие гигантского трехлепесткового цветка (впрочем, изящество рациональной геометрии всего строения доступно восприятию лишь пассажиров пролетающих авиалайнеров). Пространственный трубчатый каркас кровли, разработанный с участием английского архитектора и инженера Питера Райса, позволил без промежуточных опор перекрыть части трилистника, величины внешних граней которого — 130 и 60 м, а общая площадь — 30 тыс. кв. м. Эту задачу можно было решить только с помощью компьютеров. Ими рассчитана и форма поверхности кровли с ее двоякой кривизной и сложными очертаниями, как и ее расчленение на 20 тысяч панелей, сгруппированных в 655 типов.