Комплекс Национального института иммунологии в Нью-Дели, Индия (1984-1990), включающий учебные, научно-исследовательские и жилые постройки, Ревал создал как расчлененную группу. В ее организации четкость ортогональной геометрии соединяется с живописной асимметрией, что напоминает классические ансамбли империи Моголов — Фатихпур-Сикри, Красный Форт вДели. Здания, связанные системой пешеходных путей, садов и замощенных дворов, различны по структуре объема, но объединены ясно выявленной геоме- трйей каркасных структур, цветом и фактурой бетонных стен. В здании офиса Всемирного банка в Нью-Дели (1993), корпуса которого обрамляют внутренний двор, Ревал соединил с четкой геометрией форм отсылки к могольской архитектуре и к работам .

Малайзия, к концу восьмидесятых достигшая темпов экономического развития, едва ли не наиболее высоких в мире, отметила наступившее процветание престижным строительством в центре Куала-Лумпура. Главным символическим жестом должно было стать возведение самого высокого в мире здания. Тем самым •башня силы» как бы передавалась Востоку. Реализацию идеи взяла на себя национальная нефтяная компания «Петронас». Проектирование в 1992 г. поручено Сезару Пелли, ранее выигравшему конкурс на центра Малазийской столицы.

Пелли решил воплотить в рекордной башне этническую структуру страны, включающую, кроме малайцев, большие группы китайского и индийского населения (причем в символическом выражении ни один из этносов не должен был преобладать). Была избрана форма ступы, возникшая в буддийской религиозной архитектуре, а затем ставшая индуистским символом и, наконец, прообразом мусульманского минарета. Так возникла башня с криволинейным профилем, сужающимся к венчающей игле. Идею равенства должна была воплотить пара одинаковых башен, несущих общий символ трех этносов. Симметричная пара, разделенная пустотой, получала дополнительные значения. Пустота между башнями, как третья составляющая, несла метафору пространства, основной категории азиатских культур. В то же время это пустое пространство воспринималось как ворота, обрамляющие ось, направленную к деловому центру города (или. по мнению архитектора, как ворота в бесконечность).

Символ облекался в две многогранные в плане башни, имеющие полезную площадь 214 тыс. кв. м каждая, со стальным каркасом по периметру и коммуникационными шахтами в центре, высотой в 88 этажей (452 м). На уровне 41-го и 42-го этажей их соединил пешеходный мостик с платформой для обозрения. Переход с поддерживающими конструкциями дал как бы дополнительное напряжение пустоте, подчеркивая метафору ворот, арки. Чтобы избавиться от избытка солнечного света, непрерывные ленты стекол сделаны низкими; их разделяют солнцезащитные козырьки из полированной нержавеющей стали, складывающиеся в своего рода крупную фактуру, подчеркивающую сложные очертания башен и их убывающее кверху сечение. Строительство этого сверхмонументального символа процветания завершено в 1997 г., что совпало с началом кризиса, прервавшего бурное развитие «азиатского чуда».