К неоэкспрессионизму можно отнести и поздние работы Оскара Нимейера, создававшиеся за пределами Бразилии. Мастер этот, с самого начала творчества испытавший влияние Ле Корбюзье, более всего воспринял не проповедуемые им рационалистические догматы, но его художническое восприятие мира и архитектуры. Отвергая жесткую ортогональность, Нимейер обычно ссылался на традиции национального барокко, видя его особенность в активном использова нии криволинейных форм. Ссылка служила ему оправданием перед догматическими ортодоксами рационализма. По сути дела, однако, Нимейер руководствовался той «волей к форме», которая была стержнем экспрессионизма, не прибегая к неким ссылкам на наследие.

Особенно выразительна форма здания центрального комитета французской компартии в Париже (1966-1981), где господствует криволинейная в плане шестиэтажная пластина административного корпуса с навесной стеклянной стеной, поднятая на пилонах над распластанным стилобатом и служащая фоном для пологого белого купола зала пленумов. Создавая Дом культуры в Гавре (1981), Нимейер противопоставил прямоугольной обстройке площади, спроектированной О. Перре, свободные очертания двухъярусного форума с пластичными парапетами и пандусами для пешеходов. Над форумом доминируют два мощных объема — с гиперболическим и коноидальным очертаниями железобетонных оболочек. светлые массы которых главенствуют над дробным окружением. Меньшая заключает в себе зал многоцелевого назначения, группу студий и аудиторий. Большая оболочка отдана театру.

Непрерывность европейской экспрессионистической традиции воплощена в творчестве Готтфрида Бёма, отошедшего от брутальности произведений предшествовавших десятилетий. В 1982-1983 гг. в Берлине на Фазанен- платц он построил 8-этажйый дом, основываясь на переосмыслении традиционного староберлинского типа жилища с открытыми галереями светового двора, связывающими квартиры с лестницами. Бём превратил центральный двор в перекрытый металло-стеклянным куполом торжественный круглый атриум. Сочетание округлых эркеров и лоджий определило пластику кубического объема.

Тема центрального атриума развита в здании Германского банка в Люксембурге (1987-1991). Периметр его кубического объема охвачен равномерным ритмом цилиндрических бетонных опор, вынесенных за пределы ограждения. Сквозь спокойную компактность экстерьера, символ надежности, прорывается динамика внутреннего пространства. На оси главного входа поднимаются ярусы округлых эркеров, завершенные цилиндрическим объемом зала.

Со своим коническим завершением он образует переход от спокойного куба к сложному силуэту кровли. Динамику центрального атриума, перекрытого стеклянным конусом, определяют ярусы галерей, соединенные между собой открытыми лестницами. Их этажерка свободно поднимается в пространстве, связанная с офисными площадями по периметру через легкие мостики. Нет специально введенных символических элементов — напряженная выразительность пространственного целого определяется контрастами уравновешенной гармонии и динамики.