Культурный центр Сбндай в Фудзисаве, Иокогама (1989), Хасегава стремилась сделать местом, где могли бы встречаться различные члены общины. Она построила здесь театр, здание общинного управления и магазины, объединив все в комплекс, похожий, по словам критика, на сказочную деревню на Луне. «Центр для нее — поклон собственным корням, вселенной и древним ландшафтам Японии»75. Искусственный ландшафт организован вокруг площади, которую завершает сфера планетария, облицованная алюминиевыми панелями. За планетарием поднимается еще большая сфера с геодезической структурой, диаметром 37 м, в которой размещен театр. По сторонам —- множество бетонных призм с косо срезанными верхушками — группы пространственных модулей, складывающиеся в подобие кристаллической формы. Понизу они объединены галереями и служат для различных функций. В глубине площади разместилась и «Страна чудес» с водными протоками, мостиками, нагромождениями камней и алюминиевыми деревьями, уходящая под шар планетария. Можно прочитать весь этот живописно запутанный конгломерат форм и как метафору вселенной с ее планетами. Широкое использование металлических сеток и перфорированных алюминиевых панелей Хасегава мотивирует аналогией с традиционными светопрозрачными сбдзи, раздвижной деревянный каркас которых затянут рисовой бумагой, полагая, что они поощряют как социальные контакты, так и взаимодействие пространств.

Прты формирования искусственных пейзажей Хасегава применяла и в типич- ной урбанистическом ландшафте, создав плотно застроенный квартал Кона на 260жилищ в Амагасаки (1990). Ее излюбленная форма — волна. Она использовала ее для объединения корпусов единой волнообразной линией кровель, баллонные ограждения также имели волнообразные очертания. Квартиры здесь снабжены мобильными перегородками — предполагается, что они определяют прототип нового стиля жизни.

Жесткую скорлупу здания дополнительно защищают четыре чые башни-маяка. Построенный в 1988-1990 гг. «Спитаке» завершил з четырех зданий на Китаяма-дори в Киото, суммируя диалог Такамацу i Мрачно поблескивающее темными металлическими панелями обличив, тяжелым клином уложенное на землю, напоминает бастион или зого корабля — об этом как будто свидетельствуют странные консо- чщиеся от верхней грани торца, и окна-амбразуры. Но оно вмещает лишь несколько модных бутиков. Массив здания пронизан стальными и стеклянными трубами, которые вместе с бетонными лестницами подчеркивают динамику его наклона. Форма не информирует о своей функции. Она подчинена лишь собственной логике — искусственный холм на плоской улице враждебно противостоит окружению. Такамацу говорит о здании как о антиконтекстуаль- ной архитектуре, намеренно провоцирующей город.

Масахару Такасаки (род. 1953) задумал «Кристал лайт билдинг» в Токио, принадлежащий компании, производящей одежду (1967), как гуманную альтернативу стандартной форме офисов. Угловую часть сооружения заняла громадная яйцеобразная стальная оболочка, в которой заключены складские помещения различной величины. Развивая полемику, возникшую вокруг этого здания, Такасаки построил в Кагосиме на о. Кюсю «Зеро космолоджи хаус* (1989-1991), где реальная постройка перерастает в соединенную с ней пространственную структуру — сочетание плоских геометрических и стереометрических фигур из бетона, вписанное в кубические очертания. Внутри, в обрамлении этой абстракции, расположено бетонное яйцо, заключающее в себе комнату, Двадцать четыре маленьких круглых проема-иллюминатора снабжают ее естественным светом. Сооружение задумано как реальное и символическое убежище, которое должно сберечь в опасном соседстве с действующим вулканом Сакурадзима от разрушительного воздействия любых — земных Архитектор Масахару Такасаки. И космических — СИЛ.