Метод пространственных полей получил прямое визуальное выражение в здании церкви Святого семейства в Салерно (1968-1974), где в пересекающихся I ступенчатых сводах воплощена их концентрическая структура. Интерьер подчинен внутреннему центру, совпадающему с алтарем. Его пространственное поле материализовано энергично поднимающимся ступенчатым куполом, врезанным в примыкающие своды. Верхний свет придает ему особое качество, связывая с изначальным для храма символом «горнего света».

Сложность своего арсенала форм Портогези и Джильотти довели до вирту- | озной игры в доме Папаниче в Риме (1969-1970), с тремя роскошными квартирами на трех этажах. В нарочитой парадоксальности форм есть здесь ироничная игра — быть может, вызванная претензиями заказчика. План построен на сложном взаимодействии внутренних концентрических полей. Их динамика материализована в артикуляции потолка. Изогнутые стены покрыты . извне вертикальными полосами цветной плитки, число которых уменьшается по мере подьема. Экстравагантность подчеркнута круглыми балконами на ут- лах сложного объема. Портогези здесь балансирует между экспериментальным формотворчеством и кичем.

Во Франции поиски свободной формы возникли как реакция на монотонность стандартной застройки и подчиненной прямоугольной сетке планировки -Больших ансамблей». Последние, начиная с 1948 г., энергично строились на периферии наиболее значительных городов индустриальными методами, в основном с использованием крупных панелей. Альтернативу предложил архитектор Эмиль Эйо (род. 1902). В построенных им комплексах в пригородах Парижа — Ле Куртильер в Пантене (1955-1960) и Ла Гранд Борн в Гриньи (1964—1971) — он компенсировал единообразие и ортогональность планировки, диктуемые индустриализацией строительства, прибегнув к более индивидуализированной стратегии. Его главным средством было соединение стандартных жилых секций в масштабные формы криволинейного очертания.

В Пантене основным пространствообразующим элементом комплекса (1656 жилищ) стала пятиэтажная структура «дома-змеи» протяженностью около 2 км, образованная соединением стандартных секций двух типов, выпуклых и вогнутых, смонтированных из крупных панелей фирмы Камю (прообразом послужили классицистические «серпенты» английского курорта Бата, построенные в конце XVIII в., когда подобное очертание считалось «линией красоты», — как писал в своем эстетическом трактате художник Уильям Хогарт). Комплекс дополнен трехлучевыми в плане 12-этажными крупнопанельными башнями, к группе которых, расположенной западнее «серпента», эффектно открывается один из его разрывов.

Комплекс Па Гранд Борн — небольшой город-спальня с населением 15 тыс. жителей — более сложен по своей пространственной организации, причем разнообразие здесь достигнуто использованием одних только крупнопанельных домов, в основной части комплекса 3- и 5-этажных. Квартал «Лабиринт» образован несколькими домами змеевидной конфигурации. Квартал «Радары» сформирован обращенными в разные стороны домами, размещенными по дуге. Вдоль западной границы территории расположен квартал из нескольких прямоугольных групп зданий, образующих цепь полуоткрытых двориков. В отличие от господствующего грандиозного пространства в Пантене, здесь возник конгломерат разнообразных малых пространств, большое внимание в которых уделено формам благоустройства, куда введены произведения различных искусств. Полихромное решение фасадов облегчает ориентацию.