В годы второй мировой войны Бельгия, еще не успевшая полностью восстановить города, разрушенные в войну 1914—1918 гг., подверглась нападению со стороны нацистской Германии. Масштабы новых разрушений были настолько велики, что государство оказалось вынужденным ввести регулирование и контроль в области восстановительного строительства и градостроительства вообще. Для разукрупнения городов приступили к созданию городов-спутников. За норму были приняты спутники с населением, не превышающим 30 тыс. человек, отстоящие от главного города не далее чем на 25 км.

Печальный опыт межвоенных лет, который привел к большому отставанию Бельгии в области градостроительства, заставил ее административных деятелей и архитекторов воспользоваться достижениями в этой области других европейских стран. Главное внимание было обращено на регулирование транспорта и жилое строительство. Застройка микрорайонов многоэтажными жилыми домами получила у населения всеобщее признание.

Многоэтажные жилые здания строились с применением последних достижений инженерной науки. Многие здания возводились на столбах или У-образных опорах.

Один из таких жилых комплексов — «Киль» в Антверпене — был создан в парке по соседству с начатым в 1919 г. поселком из малоэтажных зданий. В дальнейшем его застроили многоэтажными галерейными домами на опорах (1955, архитекторы Р.Маас, В. Меерменс и Р. Браем), а в 1963 г. уже в самом парке поставлены три трехлепестковых в плане башенных жилых дома с одно- и двухкомнатными квартирами (архитекторы Ж. Смольдерн и X. Мозе). В общей сложности комплекс рассчитан на 1187 квартир. Разновременность застройки и большое количество авторов отрицательно отразились на целостности градостроительной композиции этого интересного в целом комплекса.

Жилой комплекс Люхтбал в Льеже (1955, арх. Г. ван Кейк) сооружен вокруг уже существовавшего с 1940 г. жилого массива. Разноэтажные жилые дома — башенного типа для одиночек, многоэтажные секционные для малосемейных с взрослыми детьми, малоэтажные дома на одну семью с малолетними детьми и одноэтажное здание для пожилых (с замкнутым двором) — размещены по периметру участка. Две школы, детский сад, торговый и культурный центры, церковь, гаражи и т. д. расположены в непосредственной близости к жилым домам.

Относительно большие масштабы работ в послевоенные годы повлияли на то, что бельгийские архитекторы стали объединяться в творческие группы — Льежская группа «Эккер» (бельгийская ветвь CIAM), группы «Альфа», ЭГО, «Структюр» 1 и др.

Примером такой коллективной работы служит застройка жилых комплексов — Площадь маневров в Льеже (1958, группа ЭГО) и Ситэ Модель в Брюсселе (1966, группы «Эккер» и «Структюр»). В первом жилом комплексе расположенные по периметру участка многоэтажные панельные дома на V-образных опорах ограждают хорошо озелененный центр с детскими площадками и местами отдыха для пожилых.

Поиски последних лет в области градостроительства и жилищного строительства получили отражение в жилом комплексе Ситэ Модель, законченном в 1966 г. (Брюссель, район Дю Хейсель,).

Он расположен вблизи территории Всемирной выставки 1958 г. в Брюсселе (ЭКСПО-58), на фоне выставочных зданий которой вырисовываются силуэты высотных зданий поселка. Этот жилой комплекс основан на идее сближения города и деревни. Предоставление его жителям всех бытовых и культурных удобств города, по мысли авторов, сочетается здесь с прелестью жизни на лоне природы. Авторы создали в центре территории (охватывающей 18 га) торговый центр, ограниченный тремя 16-этажными жилыми башнями (для одиноких) на столбах, спортивными площадками и школой. Далее расположены более низкие секционные дома большой протяженности. На периферии комплекса среди зелени расположены одно- и двухэтажные небольшие жилые дома. По замыслу авторов, такая планировка жилого комплекса организует быт и урбанизирует идею города-сада, придавая ему современный комфорт и благоустройство.

Для восстановительных работ в области промышленности было характерно полное обновление технологического оборудования, причем часто заводские корпуса сооружались заново с обязательным учетом возможности их дальнейшего расширения. Промышленным сооружениям стараются придавать привлекательный внешний вид: фабрика фирмы «Винсен», в Харен Норд (1952, арх. Р. Мишель); атомный центр в сосновом лесу в Моль, провинция Кампинь (архитекторы Ж- Вейбау и Ж. Тиран и др.).

Реорганизация системы среднего образования в послевоенные годы вызвала строительство большого количества школ новых типов планирования. Такова, например, «школа без тени» (1957, арх. Ж. Дюпюи) во Фрамери с максимальным освещением классов и возможной изоляцией отдельных групп.

Так же, как и в межвоенный период, большой популярностью в Бельгии пользовались всевозможные выставки (международная выставка 1935 г.). Они привлекали большое количество туристов, что способствовало обогащению страны и служило поводом для серьезных работ по модернизации ряда бельгийских городов.

К Всемирной выставке 1958 г. были приурочены работы по реконструкции транспортной сети Брюсселя — развязка транспортных путей в разных уровнях на важнейших перекрестках, перестройка Южного и Северного вокзалов, соединение этих вокзалов подземными туннелями с рядом промежуточных вокзалов (один из них выстроен арх. В. Орта), строительство большого количества гаражей, прокладка виадуков и т. д. Был выстроен новый аэровокзал (1958, арх. М. Брюнфо;). От его основного объема в сторону летного поля отходят два связанных с ним галереями двухэтажных павильона с террасами на плоских крышах.

К ЭКСПО-58 было приурочено также строительство в Брюсселе ряда зданий общественного назначения. Среди них — здание Министерства социального обеспечения (1958, арх. Г. ван Кейк). Стеклянный параллелепипед его верхних этажей как бы вырастает из железобетонного постамента.

На выставке 1958 г. сами павильоны были экспонатами архитектурно-художественных, а главное конструктивных достижений последних лет. Атомиум (архитекторы Полак и Ватеркейн) —пространственная конструкция из нержавеющей стали — должен был, по замыслу авторов, держаться на одной опоре (фактически при строительстве число опор было увеличено производителями работ;).

В то же время конструкции «стрелы» павильона гражданского строительства (Жени Сивиль) инж. Ж. ван Досселяр и арх. А. Падюар оправдали примененные расчеты и явились демонстрацией конструктивных возможностей железобетона. Не менее интересны павильоны из клееного дерева, как пример легкости конструкций, удобства монтажа и огнестойкости этого материала, -как бы возродившегося в новых конструктивных качествах.

Последние годы бельгийские архитекторы и инженеры соревнуются в возведении многоэтажных зданий, изобретая для этого новые конструкции и привлекая к строительству иностранные фирмы. Так, в главном здании банка «Ламберте» в Брюсселе (1963, американская фирма «Скидмор, Оуингс и Меррилл») несущий каркас состоит из сборных крестообразных железобетонных элементов высотой в этаж, вынесенных перед фасадом здания.

Исключительный интерес, как один из первых примеров многоэтажной висячей конструкции, представляет собой конторское здание в Антверпене, выстроенное в 1963 г. по проекту арх. М. Я. Р. Стейнена. Несущие конструкции состоят из семи пар стальных колонн, на которые опираются поперечные сварные консольные балки. К этой системе балок прикреплены подвески, несущие перекрытия и панели наружных стен. Сверху донизу, через все 14 этажей, проходит центральный стержень, в котором сосредоточены лифты, лестницы, санитарные узлы и обслуживающие помещения. Конторские залы расположены вокруг него.

В 1966 г. в Брюсселе были выстроены два самых высоких в Бельгии административных здания: Тур Маду в 32 этажа (арх. Р. Гафо) и Тур дю Миди в 37 этажей (архитекторы Р. Аэртс и П. Рамон;). Для творчества этих архитекторов характерны поиски новых путей развития архитектуры. Так, проектируя лабораторные здания комплекса угольной промышленности в Льеже в 1966 г., они (в соавторстве с арх. Вандерхове) дали своеобразную интерпретацию идей Луи Кана, используя в композиции зданий сочетание глухих кирпичных стен с узкими вертикальными щелями окон.

В целом можно отметить, что разрушения первой и второй мировых войн в известной мере задержали, но не остановили развитие бельгийской архитектуры, которая в рассматриваемый период внесла свой вклад в развитие западноевропейской архитектуры.

В 20-е годы бельгийские архитекторы- функционалисты сказали свое слово в области поселкового строительства (Ситэ Модерн арх. В. Буржуа). Эти идеи продолжают развиваться в своеобразной интерпретации -города-сада.

В настоящее время бельгийские архитекторы и инженеры создали много нового в сфере конструкций многоэтажных зданий, предопределяя конструкцией облик современной архитектуры.