Если художникам Германии предшествовала традиция великих мастеров от Дюрера до Гольбейна, то на Британских островах живопись впервые достигла значительных масштабов лишь в XVII столетии. Подлинный интерес к ней возник около 1680 года, когда были заложены основы будущего «золотого века» английской живописи — от Хогарта до Тернера. До этого времени в Англии преобладали лишь иностранцы, а заказы ограничивались исключительно портретной живописью. Влияние Ганса Гольбейна Младшего, работавшего при английском дворе в 1530-е годы, сказывалось на нескольких поколениях живописцев. Среди его последователей были Николас Гиллиард при Елизавете I; его застывший, подчеркнуто плоскостный тип портрета постепенно сменился манерой, привнесенной голландскими живописцами, такими, как Пауль Сомер, Корне лис Джонсон и Даниель Маутенс. Их творчество познакомило английский двор с более реалистическим голландским портретом. В 1632 году, ровно через сто лет после Гольбейна, в Лондон приехал Антонис Ван Дейк. Его стилю было суждено определить направление развития английской портретной живописи вплоть до смерти сэра Томаса Лоуренса в 1830 году.

Ван Дейк был приглашен королем Карлом I, который стал первым крупным меценатом среди британских правителей. Его интерес к искусству в значительной степени обусловил девятимесячное пребывание Рубенса в Лондоне. Художник приехал туда с дипломатической миссией, однако король предпочитал обсуждать с ним вопросы искусства, а не политики, и его желание пригласить к себе на службу ученика Рубенса Антониса Ван Дейка еще более окрепло после этого визита. Яков I уже обещал молодому художнику ежегодное содержание во время недолгого посещения им Англии в 1620 году, что означало фактическое поступление на службу к королю. Тем не менее, Ван Дейк вскоре отправился в Италию для продолжения учебы, а затем попытался обосноваться в Антверпене. Но поскольку там продолжал царить Рубенс, живописцу не удавалось заявить о себе как о независимой творческой личности. Используя это обстоятельство, Карлу наконец удалось пригласить его ко двору, предложив ему исключительные условия. В отличие от Рубенса, не рискнувшего заключить свой второй брак с аристократкой, Ван Дейк женился на леди Мэри Ратвен, особе из свиты королевы.

На автопортретах Ван Дейк любил изображать себя представителем знати. Он обладал прирожденным чувством изящного, светскостью манер и благородной утонченностью вкуса. Его совместный дружеский портрет с Эндимионом Портером   является единственным в своем роде, так как художник всегда изображал себя одного. Портер, советник короля по вопросам искусства, сыграл решающую роль в том, что Ван Дейк остался в Англии. Портрет подчеркивает мягкость и приветливость Портера. Дружеские отношения между художником и королевским советником символизируются руками мужчин, опирающихся друг возле друга на камень — символ нерушимости их дружбы. За десять лет, остававшихся Ван Дейку до его ранней смерти, он написал сорок портретов Карла I и тридцать изображений его супруги Генриетты-Марии. Многочисленны были и заказы, которые он получал и от аристократов.

Его положение при дворе сопоставимо с положением Веласкеса в Испании; оба высоко ценились и хорошо оплачивались, оба получили дворянский титул. Как ни парадоксально, но Карл видел в Ван Дейке прежде всего наследника Тициана. Он восхищался великим венецианским живописцем, особенно отмечая его блестящий портрет императора Карла V, которому всячески подражал. Ван Дейк оправдал ожидания монарха: конный

портрет, к примеру, явно подражает аналогичной работе Тициана. Карл представлен, согласно надписи, как «правитель всей Британии». Латы и играющий под всадником конь подчеркивают энергию и решительность правителя, а твердый взгляд свидетельствует о благородстве и воле. Это сознательная идеализация слабого короля, у которого были четкие представления о том, каким должен изображаться великий правитель.

Портреты, созданные Ван Дейком в Англии, создали определенный образец для изображения аристократов. Этому способствовала богатая палитра и свободный мазок, оживлявший изображение, несмотря на статичные позы. Художник сосредоточивал внимание на достоинстве своих моделей; они излучали гордость и элегантность, а капля меланхолии подчеркивала их индивидуальность. В то же время он не полагается на поясняющие атрибуты, а добивается соответствующего впечатления посредством взгляда и позы.

Девятнадцатилетний лорд У ортон был одним из первых, чей портрет Ван Дейк написал в Англии. Мягкие тона пейзажа придают особенную утонченность его благородным чертам. Ясные аллюзии на Аркадию напоминают об идеях неоплатоников о красоте и идиллической любви; художник указывает и на повод, по которому написан портрет — женитьбу молодого лорда.

Королевский придворный художник был настолько загружен работой, что ему приходилось рисовать ускоренным методом. Французский писатель Роже де Пиль сообщает, что Ван Дейк изобрел особый метод: на позирование каждого клиента выделялся ровно час, затем художник мыл кисти и брался за новую палитру, чтобы писать уже новую модель. Таким образом Ван Дейк мог одновременно работать над несколькими портретами. Но атмосфера спокойного и благополучного существования, которая способствовала появлению многих портретов, вскоре была разрушена. Началась гражданская война — и в 1649 году Карл был обезглавлен. К тому времени слава Ван Дейка уже распространилась в Генуе, Антверпене и Амстердаме, а в Англии его стиль воспроизводился всеми портретистами.

Одним из самых заметных последователей Ван Дейка стал сэр Питер Лили, первый придворный художник возрожденной монархии. Он также не был англичанином. Родившись в Вестфалии, он учился в Гарлеме и затем приехал в Лондон в начале 1640-х годов. Портрет Луизы Керуаль, любовницы Карла II, свидетельствует о блестящей живописной технике Лили. И все же, подобно Ван Дейку, мастер прибегал к некоторой повторяемости своих портретов, стремясь увеличить их количество. Ван Дейк же, в отличие от своего ученика, старался разнообразить позы заказчиков, подчеркивая их индивидуальность.