Архитектура
Главная » Историография архитектуры

Историография архитектуры

Век лишь подошел к завершающей дате, но уже сложился огромный корпус исследований, посвященных истории его архитектуры В 1927 г. в Берлине Г. А. Платц опубликовал первый обобщающий обзор — массивный том, в котором собран внушительный объем еще не очень систематизированного и осмысленного материала.
Труд Платца долго оставался единственной попыткой создать общую картину архитектуры времени. В архитектуроведении наметился некий водораздел.
Собственно история архитектуры ограничила свои интересы верхним хронологическим рубежом, совпавшим с началом второй трети XIX века. В происходившем позже интерес вызывало лишь то, что казалось прямо связанным с генеалогией “современного движения”. Все остальное наследие близкого прошлого попадало в поле психологического отторжения, исключавшего беспристрастную оценку.

В. Гропиус положил начало новому жанру историко-теоретических анализов, пристрастно поддерживавших концепции «современного движения». Он начал серию изданий Баухауза своей книгой-альбомом «Интернациональная архитектура», претендуя на широкую панораму архитектурного авангарда (1926). Тему продолжили Л. Хильберзаймер (“Новая интернацио-мальная архитектура”. Штуттгарт. 1927) и Б. Таут (“Новая архитектура Европы и Америки”. Лондон, 1930), которые уже создали и развернутые историко-теоретические тексты. В последних преобладали теоретический анализ и программные утверждения, что было естественно, учитывая малую глубину исторического времени, связывавшегося с темой. Более строго анализ “современного движения” подчинен логике исторического исследования в книге X. Р Хичкока и Ф. Джонсона (“Интернациональный стиль. Архитектура с 1922». Нью-Йорк. 1932)
Австриец Э Кауфман в книге “От Леду до Ле Корбюзье» (Вена. 1932) поставил казавшийся тогда парадоксальным вопрос об исторических корнях «современного движения». Англичанин Дж. М. Ричардc выстроил схему последовательности его развития, которая на какое-то время стала канонической (“Введение в современную архитектуру”. Лондон. 1932).

Завершением раннего периода историографии архитектуры XX века, в котором преобладали исследования творческих концепций, стал изданный в США (Кембридж. Масс.. 1940) фундаментальный труд швейцарца 3. Гидиона «Пространство, время, архитектура», достойный книги рекордов Гиннеса как архитектурная монография, выдержавшая огромное число изданий на множестве языков. В нем сквозь призму концепции пространства, выдвинутой авангардом двадцатых, рассмотрена вся история зодчества, к ее последовательности подключена и история “современного движения”, обновлявшаяся и дополнявшаяся автором от издания к изданию.
Тип истории архитектуры XX века, трактованной как «современное движение», устоялся в первом послевоенном десятилетии. Большой массив материала объединил в трехтомной “Энциклопедии современной архитектуры” А Сарторис (Милан. 1948-1957) Материал этот структурирован по географическому и функциональному признаку.
Англичанин А Уиттик в 1950-1953 гт опубликовал тома «Европейской архитектуры в XX столетии», где внутри разделов, связанных с историческими периодами, выделены главы, посвященные типам зданий. Жанр окончательно сложился в объемистом томе X. Р Хичкока («Архитектура девятнадцатого и двадцатого веков». Хармондсуэрт. 1957) Здесь архитектура XX века представлена изложением истории «современного движения» в стиле традиционно-академического архитектуро-ведения. Географический ареал рассмотренных явлений ограничен Западной Европой и США (если не считать нескольких примеров, связанных с Мексикой и Бразилией).
“История современной архитектуры” Ю Едике (1958. Штуттгарт) основана на популяризации историко-теоретической концепции 3. Гидиона. Той же модели следовали книги У. Культермана (1958. 1963). В Скалли (1961). Дж. Джекобуса (1966). Д Шарпа (1967).
Более капитальный двухтомник итальянца Л. Беневоло “История архитектуры XIX и XX столетий” (Мюнхен. 1964) впервые в этом ряду содержит и сведения о явлениях вне “современного движения”, но лишь для того, чтобы сравнением подчеркнуть прогрессивность деятельности авангарда.
Француз М. Рагон дополнил спектр исследуемых проблем “современного движения”, включив материал, посвященный развитию городов (“Всемирная история современной архитектуры и градостроительства”. 2 тома. Париж. 1972). Несколько особняком стоят труды англичанина Р. Бенема, предлагавшего собственную, не лишенную субъективности, трактовку современной архитектуры, в которой он обращает особое внимание на развитие ее идей («Теория и проектирование в первую эпоху машин». Лондон. 1960)
Период апологии “современного движения” сменился в историографии архитектуры XX столетия временем его развенчания. Толчок дало историко-теоретическое исследование Р. Вентури “Сложность и противоречия в архитектуре” (Нью-Йорк. 1966), публикация которого совпала с кризисом движения. Переоценку ценностей продолжил Р. Бенем в “Эпохе мастеров” (Лондон. 1975). Наибольшей остроты она достигла в таких книгах, как “Форма следует… фиаско” американца П. Блейка (1975. Бостон. Торонто). “Современная архитектура” итальянцев М. Тафури и Ф. Даль Ко (Милан. 1976). Предметом интереса, впрочем, оставался все тот же круг явлений, связанных с “современным движением”.

В конце семидесятых началась бурная публикаторская деятельность сторонников постмодернизма — направления, как никакое другое зависевшего от идей, вербальная формулировка которых опережала конкретное творчество. За концептуальной книгой американца Ч. Дженкса “Язык архитектуры постмодернизма” (Лондон. 1977) последовал ряд публикаций, где обзор явлений архитектурной практики служил консолидации нового направления (Дженкс Ч.. Четкин У. “Архитектура сегодня”. Нью-Йорк. 1982; Портогези П “Постмодерн”. Ныо-Йорк. 1982; Клотц Г. “Модерн и постмодерн”. Франкфурт-на-Майне. 1984).
Прорыв постмодернизмом канонизированных пределов положил начало ряду исследований, авторы которых отказывались от предвзятой избирательности по отношению к своему предмету и стремились предложить более целостный взгляд на архитектуру XX столетия. Прежде всего, отметим работы англичанина К Фремптона.
В 1980 г. он опубликовал книгу “Современная архитектура. Критическая история” (Лондон. 1980). Выстроенная в ней версия истории архитектуры ХIХ-ХХ веков сохранила особое отношение к «современному движению”, но уже не ограничена только им. Эту книгу дополняют подготовленные тем же автором в Японии выпуски издания “Глобальная архитектура”, где собран хорошо систематизированный материал по архитектуре 1851-1919 и 1920-1945 г г. Характер широкого обзора получила и книга В. М. Лампуньяни “Архитектура и градостроительство 20-го столетия» (Штутгарт, 1980), расчлененная на главы, которые посвящены различным творческим концепциям. Более традиционна в смысле сосредоточенности вокруг “модернистского” стержня изданная в Японии книга норвежца К Нурберг-Шульца “Корни современной архитектуры” (Токио. 1988), интересная глубиной привлекаемых исторических аналогий. Серьезную попытку исследовать архитектуру столетия, основываясь на смене направлений в ее проблематике, сделали в монументальном томе “Архитектура в XX веке” И. Гессель и Г. Лойтхойзер (Кельн. 1991). Выбор этих главных направлений скорее произволен, а их определение основывается на разноплановых критериях. В результате многое как бы “проскочило” сквозь их сеть, оставляя картину недостаточно полную и уравновешенную. Европоцентризм сохранился и в самых новых попытках создать глобальную картину архитектуры XX века — лишь США и Япония заняли достаточно заметное место.
Основная масса обзоров, публиковавшихся в середине 1990-х годов, была посвящена архитектуре 1980 — начала 1990-х (выделим среди них “Архитектуру сегодня” Джеймса Стила, Лондон. 1997). Самым серьезным общим аналитическим обзором остается “Современная архитектура с 1900 года” У. Дж Р. Кертиса, вышедшая впервые в 1982 и переизданная с существенными дополнениями в 1996 г.
На Западе до недавнего времени попытки выстроить целостную модель архитектуры XX века сталкивались со вкусовыми предпочтениями и “табу”, установленными приверженцами “современного движения”. В России еще более трудную ситуацию для историка создавали идеологические установки, не подлежавшие обсуждению.
Рассмотрение архитектуры XX века в единстве глобального культурного контекста считалось нетерпимой ересью.
Следствием стала антиисторичная по сути структура, навязанная коллективу авторов «Всеобщей истории архитектуры” в 12 томах, изданной в Москве в 1967-1975 гг. Архитектура второй половины XIX и XX века до 1917 г. рассмотрена здесь в 10-м томе, архитектура капиталистических стран после этой даты — в 11-м томе, а советская — в 12-м. Материал внутри томов расчленен на главы по странам, а внутри глав — по типам сооружений, что создало статичную сетку, в которой трудно было показать как движение истории, так и динамику синхронных процессов. «Советское» и «зарубежное» («свое» и «чужое») рассматривалось как принадлежащее разным мирам. Подготовленная А. Иконниковым книга «Современная архитектура . Реальность и утопии» была издана с изьятием части, посвященной советской архитектуре, как «Зарубежная архитектура. От “новой архитектуры” до постмодернизма» (Москва. 1982). Подразумевалось, что по разные стороны железного занавеса архитектура не может иметь общих проблем.
Данная работа должна заполнить сохраняющуюся лакуну. Цель ее — дать представление о системе процессов развития архитектуры XX в в их противоречивой сложности, не ограниченное предпочтениями к определенным творческим направлениям. «Современное движение» представлено в ней как одна их важнейших составляющих процесса, но не как явление, которым исчерпывается все, заслуживающее внимания. Российская архитектура показана в контексте мировой, как и архитектура неевропейских регионов (хотя в этом последнем направлении сделан лишь шаг, закрепляющий направление, но ограниченный недостаточностью информации).
Архитектура рассматривается в широком контексте культуры.